A+ A A-

Сочинение-рассуждение 9 класс огэ 15.3. Что такое сострадание?

Вариант 1

Сострадание — это способность не только почувствовать боль другого человека, но и оказать помощь либо в избавле­нии от неё, либо в её уменьшении. В основе этого чувства, на мой взгляд, лежит любовь ко всему живому, потому что без неё сострадание не может быть искренним.

Так, именно любовь к людям известной матери Терезы на протяжении всей её долгой жизни была в основе строи­тельства десятков приютов и лечебниц для нищих и боль­ных. За своё милосердие она получила Нобелевскую премию мира.

Для проявления чувства сострадания могут быть разные причины. Это подтверждает поступок героя рассказа Л. Куклина — мальчика, который отдал ценную коллекцию марок парализованному малознакомому «товарищу» (предл. 33). Он сделал это из желания порадовать его и об­легчить жизнь сверстнику (предл. 35).

Думаю, что по-настоящему сострадать могут только те, кто принимает чужие боль или проблемы как свои собст­венные.

Вариант 2

Что такое сострадание? Я думаю, что ответ кроется в са­мом слове. Приставка «со-» обозначает совместность, общ­ность, то есть сострадание — это способность разделить страдание и, если возможно, найти способ избавления от не­го. Это душевное качество свойственно людям чутким, не­равнодушным .

Герой рассказа Л. Куклина действительно проникся бе­дой ровесника, прикованного к инвалидному креслу (предл. 32-34). Он не пожалел для него альбом (предл. 33) и искренне разделил чувства мальчика, когда тот от радости заплакал, приняв подарок (предл. 44).

Человек нужен человеку, особенно в тяжёлые минуты. Прекрасно, что есть такое замечательное качество — со­страдание.

Вариант 3

Сострадание — это проявление искренней, бескорыстной любви человека к человеку в трудной ситуации. Сострада­тельные люди всегда поступают так, словно оказывают по­мощь не чужому, а самому близкому человеку.

В тексте Л. Куклина сын рассказчика расстаётся с аль­бомом редких марок. Мальчика трогает история ровесника, чужого человека, у которого парализованы ноги (предл. 32- 34), и он, не задумываясь, отдаёт больному ценную коллекцию.

Я могу привести пример сострадания и из жизни: одна из жительниц нашего дома готовит по субботам обеды в приюте для бездомных не из-за денег — из сострадания.

Пока в нас будет жить это чувство, мы можем называть­ся Людьми.

Текст для работы

(1)С того самого дня, как сыну передалось моё давнее увлечение марками, у меня кончилась спокойная жизнь. (2)Я снова стал вести существование дикого охотника за марками...

(3) Я выменивал, выклянчивал, покупал, нервничал...

(4)  —   Ну что ты волнуешься? (5)У мальчика это возраст­ная болезнь вроде кори. (б)Переломный этап в психике. (7)Это пройдёт! — убеждала меня жена.

(8)Пройдёт... (9)Святое материнское заблуждение! (Ю)Если бы она знала, что из заначек, которые теперь зна­чительно превышали мои былые дофилателистические по­требности, можно было бы купить ей давно обещанную шубку, она не говорила бы так легкомысленно...

(И)Филателистические бури продолжали расшатывать корпус нашего семейного корабля и вызывали всё усили­вающуюся финансовую течь. (12)И во всём были виноваты марки!

(13)В конце концов я смирился: они заставляли нас с сыном нырять в разные словари и справочники, каждый раз позволяли чувствовать себя первооткрывателями. (14)Мне уже мерещилась мировая известность моего выдающегося собирателя...

(15)— Ну-с, брат, — обратился я как-то к сыну после вечернего чая, в блаженном предвкушении потирая руки. (16)— Мне удалось выцарапать две прелюбопытнейшие ма­рочки Британской Гвианы. (17)Доставай-ка свой альбомчик...

(18)— Понимаешь, папа... — сын посмотрел на меня рас­пахнутыми до дна глазами. (19)— Я давно хотел тебе ска­зать... (20)У меня нет альбома...

(21)— Потерял?! — всхлипнул я и в предынфарктном состоянии опустился на диван. 186

(22)— Ну что ты, папочка! — снисходительно пожал плечами сын, видимо, несколько шокированный такой во­пиющей глупостью родителя. (23)— Просто у меня сейчас нет альбома.

(24)— Ага... — радостная догадка осенила меня. (25)— Ты на время дал посмотреть его своему товарищу? (26)Молодец! (27)А далеко он живёт, этот твой товарищ?!

(28)— Папа... (29)Это мальчик, у которого парализованы обе ноги, над ним шефствует наша школа. (30)0н не может ходить, понимаешь, — совсем не может! (ЗІ)Никуда не может ездить.... (32)Разве в его коляске далеко уедешь? (33)Я подарил ему свой альбом... (34)Ты не будешь очень на меня сердиться, а, пап? (35)Я ведь могу пойти и в музей, и на стадион, и в кино, и потом, попозже, съездить в другие страны...

(36)— А ты не жалеешь о своём альбоме? — безжалостно спросил я. (37)— Только честно?

(38)— Да, папа, жалею... (39)Сначала — очень жалел, а теперь — чуть-чуть жалею... (40)Видишь ли, он так обра­довался, что даже заплакал. (41)Понимаешь, не кричал, не смеялся, а заплакал. (42)Неужели от радости тоже можно плакать?(43)А, пап? (44)И мне теперь очень-очень хорошо... (45)Так ты не сердишься?

(46)Ну что я мог сказать? (47)У него в руках был целый мир — он щедро подарил его другому. (48)Это был мой сын, и он стал взрослым. (49)Поэтому я не обнял его и не поце­ловал, как раньше, а только молча протянул ему руку.

(50)И мы обменялись крепким понимающим рукопожа­тием...

(По Л. Куклину)