Сочинение ОГЭ. Все абзацы и вся пунктуация должны быть сделаны правильно с точки зрения наибольшего воздействия текста на читателя

Задание

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл вы­сказывания русского писателя И.Э. Бабеля: «Все абзацы и вся пунктуация должны быть сделаны правильно с точки зрения наибольшего воздействия текста на читателя». Ар­гументируя свой ответ, приведите 2 (два) примера из про­читанного текста.

Вариант 1

Писатель И.Э. Бабель, утверждая, что «все абзацы и вся пунктуация должны быть сделаны правильно с точки зре­ния наибольшего воздействия текста на читателя», очевид­но, имел в виду, что мастерское использование этих инстру­ментов создания художественного текста обогащает повествование, помогает автору максимально эффективно передавать свои мысли и чувства.

В тексте Л. Куклина находим примеры, иллюстрирую­щие эту мысль. Знаки препинания дают возможность под- 194 черкнуть экспрессию в письменной речи. Например, удив­ление и .восхищение мальчишек отвагой Бычка передано восклицательным знаком в предложении 7, а неуверенность рассказчика в правильности своего решения — многоточия­ми в предложении 45.

Оформление последнего предложения с красной строки дает возможность читателю понять, что именно в нем за­ключается вывод из всего текста: настойчивый мальчишка обязательно осуществит свою мечту.

Утверждение И.Э. Бабеля верно.

Вариант 2

Писатель И.Э. Бабель считал: «Все абзацы и вся пунк­туация должны быть сделаны правильно с точки зрения наибольшего воздействия текста на читателя».

Я понимаю это утверждение так: в художественном тек­сте пунктуация и членение на абзацы играют огромную роль в передаче эмоций, облегчают понимание и правильное восприятие произведения.

Обратимся к тексту Л. Куклина. Так, в многочисленных многоточиях мы чувствуем и неуверенность «берегового братства», наблюдающего за попытками Бычка преодолеть «мертвую зыбь» (предл. 20), и убежденность спасенного маль­чика, что он практически самостоятельно доплыл до берега (предл. 27-28), и абсолютную уверенность рассказчика, что Бычок непременно осуществит свою мечту (предл. 50).

А вот почему такой на первый взгляд немыслимой она казалась, передает ряд предложений, выделенных автором в отдельный абзац и поясняющих эту причину (предл. 13-17).

Приведенные примеры доказывают справедливость мыс­ли И.Э. Бабеля.

Вариант 3

Текст лишь тогда имеет максимальное воздействие на читателя, когда все в нем посвящено этой цели, включая пунктуацию и композицию, большую роль в которой играет деление повествования на абзацы.

В тексте Л. Куклина читатель знакомится с описанием Бычка в абзаце, начинающемся с предложения 4. Этот абзац представляет законченную мысль о том, что приезжий — настоящий слабак и ему не место в «береговом братстве».

Следующий же абзацный отступ открывает новый пово­рот сюжета: «тощенький мальчик» осмелился совершить «невероятное» — доплыть до самой дальней скалы в бухте, и читатель испытывает невольное уважение к Бычку.

А вот рассказчик явно восхищен, изумлен таким поступ­ком мальчишки, и эти эмоции читаются в восклицательном знаке (предл. 6).

Да, прав был писатель И.Э. Бабель, утверждавший, что «все абзацы и вся пунктуация должны быть сделаны пра­вильно с точки зрения наибольшего воздействия текста на читателя ».

 

Текст для работы

(1)Для местных мальчишек море было не курортной эк­зотикой, а повседневным бытом, родным домом. (2)Поэтому меня, приезжего, но плавающего" настоящим кролем, — первый разряд! — они приняли за своего. (3)А вот в приез­жем тощеньком мальчике, с завистью взиравшем на их шумное отчаянное береговое братство, местные упорно виде­ли чужака.

(4)0н носил выпуклые круглые очочки, за которые мальчишки метко прозвали бледнолицего мальчугана Бы­чок — есть в море такая забавная рыбка с огромной головой и вытаращенными в постоянном удивлении глазами. (5)0ни презирали его и за суетливую манеру плавать, поэтому в свое братство не принимали.

(6)Но однажды произошло невероятное! (7)Бычок, этот хилый очкарик, осмелился доплыть до Чертова Пальца — мрачной отвесной скалы у самого дальнего входа в бухту! (8)Для него, конечно, это было поистине отчаянным поступ­ком. (9)И молчаливое сопение мальчишек являлось тому свидетельством...

(Ю)Назад Бычок плыл слишком медленно, нелепо пере­валиваясь с боку на бок и высоко занося слабые, как тро­стинки, руки. (И)Вдобавок он то и дело поправлял очки: видимо, вода заливала стекла. (12)Не мог предусмотреть он и еще одного обстоятельства.

(13)С моря шла мертвая зыбь — широкая медленная вол­на. (14)Безобидная в открытом море, она свирепела в узких каменных лабиринтах бухты. (15)С каждой новой волной на­кат у берега становился сильнее и опасней. (16)Справиться с ним мог бы только опытный и сильный пловец. (17)Этого не мог, конечно, знать городской мальчик...

Отбойная волна отшвыривала его назад, словно сле­пого котенка.

Кто-то из мальчишек неуверенно сказал у меня над ухом:

— Ребята, а Бычок-то тонет...

Их сбивало с толку то, что он не кричал: «Помоги­те!» или что-нибудь в этом же роде. (22)Бычок тонул молча и, если можно так сказать, с достоинством.

(23)Я натянул ласты, стараясь не упустить глазами то место, где последний раз мелькнула голова мальчика, и поднырнул под пенный гребень очередного вала. (24)Мне повезло: на четвертом или пятом заходе я задел мальчишку за руку.

(25)Он уже обессилел, обмяк и наглотался воды, но бы­стро пришел в себя, хотя долго еще морщился и откашли­вался. (26)Потом, натягивая рубашку, он взглянул на меня и сказал:

(27)— А все-таки я немножко совсем не доплыл... (28)Чуть-чуть...

—  Чуть-чуть... — вскипев, передразнил я его.

—  Не утонул ты чуть-чуть, заморыш несчастный!

Он не обиделся и только глубоко вздохнул. (32)А по­том спросил вдруг:

— А завтра вы здесь будете?

— А тебе зачем? — не слишком вежливо буркнул я.

—  Я опять поплыву! — горячо выпалил мальчишка. (36)— Понимаете? (37)Я же должен доплыть! (38)Обязательно должен! (39)Ну, а в случае чего... (40)Вы меня опять спасете... (41)Ладно?

(42)Я просто-напросто опешил от такого нахальства. (43)Несколько мгновений я вглядывался в его серьезное оч­кастое лицо, раздумывая, не дать ли ему хорошенько в вос­питательных целях. (44)Но было что-то такое в выражении его глаз, что совершенно неожиданно для себя самого я ляпнул:

— Ладно... приходи, там посмотрим...

И все мальчишки, столпившиеся вокруг нас, радост­но загоготали:

—  И чего смотреть? (48)Поплывем вместе — и кранты!

(49) Бычок радостно подпрыгнул, и я вдруг понял: этот

непременно доплывет. (50)Не завтра, так послезавтра...

(По Л. Куклину)