Сочинение 15.1 ОГЭ. Абзац, или красная строка, которую тоже надо считать своего рода знаком препинания...

Задание         

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл выска­зывания известного лингвиста Л.В. Щербы: «Абзац, или красная строка, которую тоже надо считать своего рода зна­ком препинания, углубляет предшествующую точку и открывает совершенно иной ход мыслей». Аргументируя свой от­вет, приведите 2 (два) примера из прочитанного текста.

Вариант 1

Известный лингвист Л.В. Щерба утверждал, что «абзац, или красная строка, которую тоже надо считать своего рода знаком препинания, углубляет предшествующую точку и открывает совершенно иной ход мыслей».

Действительно, часто членение текста на абзацы помога­ет читателю следовать за ходом авторской мысли, улавли­вать нюансы повествования.

В тексте Л. Куклина можно найти ряд примеров, иллю­стрирующих это утверждение. Так, второй абзац, представ­ленный всего одним предложением 2, передает практически весь диапазон «метаний» азартного коллекционера. Почему он стал таким, мы узнаем из первого абзаца: его сын увлек­ся марками.

Но как относятся к увлечению мальчика в семье? В чет­вертом абзаце (предл. 8, 9, 10), который служит своеобраз­ным комментарием к предыдущему абзацу, рассказчик иро­нично рассуждает над наивным убеждением жены, что увлечение сына — это лишь временное явление.

Таким образом, членение текста на абзацы отражает ло­гическое движение мысли от одной микротемы к другой.

Утверждение Л.В. Щербы верно.

Вариант 2

Абзац можно отнести к знакам препинания, потому что аб­зацное членение текста служит той же цели, что и пунктуа­ция, — донести до читателя текст соответственно заложенному в нем содержанию, и, кроме того, абзацные отступы намечают последовательный переход от одной темы к другой.

Наверное, именно так можно понять мысль лингвиста Л.В. Щербы о том, что «абзац, или красная строка, которую тоже надо считать своего рода знаком препинания, углубля­ет предшествующую точку и открывает совершенно иной ход мыслей».

Докажем это утверждение, обратившись к тексту Л. Кук- лина. Момент признания сына в том, что альбом марок — центр предшествующего повествования — больше ему не при­надлежит, выделен в отдельный абзац (предл. 18-20). Реакция отца на подобное откровение передана всего одним предложе­нием 21, которое тоже является самостоятельным абзацем. Тот факт, что это предложение оформлено с красной строки и представляет собой законченную мысль, помогает читателю понять силу испытанных отцом неприятных эмоций.

Действительно, абзацное членение текста помогает пра­вильно понять его содержание и увидеть аспекты поднятой проблемы.

Вариант 3

Лингвисту Л.В. Щербе принадлежат слова о том, что «абзац, или красная строка, которую тоже надо считать сво­его рода знаком препинания, углубляет предшествующую точку и открывает совершенно иной ход мыслей».

В самом деле, любой текст всегда включает несколько аб­зацев, которые поэтапно раскрывают общую тему, характери­зуют предмет речи по тому или иному признаку или свойству.

Примеры, иллюстрирующие эту мысль, находим в тексте Л. Куклина. Признание мальчика, принявшего решение отдать альбом, очевидно, далось ему нелегко. Все оно заклю­чено в абзац, объединяющий предложения 28-35. Для чита­теля это откровение — важная информация, это кульмина­ция рассказа, поэтому она и выделена в отдельный абзац.

С красной строки также оформлено и последнее предло­жение текста, представляющее собой развязку: отец понял сына, оценил его взрослый поступок.

Как видим, утверждение известного лингвиста Л.В. Щербы верно.

 

Текст для работы

С того самого дня, как сыну передалось мое давнее ув­лечение марками, и у меня кончилась спокойная жизнь. (2)Я снова стал вести существование дикого охотника за марками...

Я выменивал, выклянчивал, покупал, нервничал...

— Ну что ты волнуешься? (5)У мальчика это возраст­ная болезнь вроде кори. (б)Переломный этап в психике. (7)Это пройдет! — убеждала меня жена.

(8)Пройдет... (9)Святое материнское заблуждение! (10)Ес- ли бы она знала, что из заначек, которые теперь значитель­но превышали мои былые дофилателистические потребно­сти, можно было бы купить ей давно обещанную шубку, она не говорила бы так легкомысленно...

Филателистические бури продолжали расшатывать корпус нашего семейного корабля и вызывали все усиливаю­щуюся финансовую течь. (12)И во всем были виноваты марки!

(13)В конце концов я смирился: они заставляли нас с сыном нырять в разные словари и справочники, каждый раз позволяли чувствовать себя первооткрывателями. (14)Мне уже мерещилась мировая известность моего выдающегося собирателя...

(15)— Ну-с, брат, — обратился я как-то к сыну после ве­чернего чая, в блаженном предвкушении потирая руки. (16) — Мне удалось выцарапать две прелюбопытнейшие марочки Британской Гвианы. (17)Доставай-ка свой альбомчик...

(18)— Понимаешь, папа... — сын посмотрел на меня рас­пахнутыми до дна глазами. (19)— Я давно хотел тебе ска­зать... (20)У меня нет альбома...

(21)— Потерял?! — всхлипнул я и в предынфарктном со­стоянии опустился на диван.

(22) — Ну что ты, папочка! — снисходительно пожал плечами сын, видимо, несколько шокированный такой во­пиющей глупостью родителя. (23)— Просто у меня сейчас его нет.            *

(24)— Ага... — радостная догадка осенила меня. (25)— Ты на время дал посмотреть его своему товарищу? (26)Молодец! (27)А далеко он живет, этот твой товарищ?!

(28)— Папа... (29)Это мальчик, у которого парализованы обе ноги, над ним шефствует наша школа. (ЗО)Он не может ходить, понимаешь, — совсем не может! (31)Никуда не мо­жет ездить.... (32)Разве в его коляске далеко уедешь? (33)Я подарил ему свой альбом...(34)Ты не будешь очень на меня сердиться, а, пап? (35)Я ведь могу пойти и в музей, и на ста­дион, и в кино, и потом, попозже, съездить в другие страны...

(36)— А ты не жалеешь о своем альбоме? — безжалостно спросил я. (37)— Только честно?

(38)— Да, папа, жалею... (39)Сначала — очень жалел, а теперь — чуть-чуть... (40)Видишь ли, он так обрадовался, что даже заплакал. (41)Понимаешь, не кричал, не смеялся, а заплакал. (42)Неужели от радости тоже можно пла- кать?(43) А, пап? (44)И мне теперь очень-очень хорошо... (45)Так ты не сердишься?

(46)Ну что я мог сказать? (47)У него в руках был целый мир — он щедро подарил его другому. (48)ЭТо был мой сын, и он стал взрослым. (49)Поэтому я не обнял его и не поце­ловал, как раньше, а только молча протянул ему руку.

(50)И мы обменялись крепким понимающим рукопожа­тием...

(По Л. Куклину)