A+ A A-

Сочинение-рассуждение ОГЭ. Устная фраза, перенесенная на бумагу, всегда подвергается некоторой обработке...

Задание

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл вы­сказывания русского писателя Б.В. Шергина: «Устная фра­за, перенесенная на бумагу, всегда подвергается некоторой обработке, хотя бы по части синтаксиса». Аргументируя свой ответ, приведите 2 (два) примера из прочитанного текста.

Вариант 1

Для передачи эмоционального состояния, мыслей необ­ходимо наиболее полно и последовательно изложить инфор­мацию. В устной речи это сделать проще, ведь интонация голоса, его темп, тембр, жесты способны очень многое сооб­щить собеседнику. Роль «проводников» эмоций и логики устной речи в письменную выполняют различные средства языка, в том числе синтаксические. Именно так я понимаю смысл высказывания русского писателя Б.В. Шергина, от­метившего, что «устная фраза, перенесенная на бумагу, все­гда подвергается некоторой обработке, хотя бы по части синтаксиса».

Обратимся за примерами к тексту В. Солоухина. В пись­менной речи фразы собеседников в диалоге оформляются в отдельные реплики, и каждая из них обычно начинается с новой строчки, перед которой ставится тире. Эти правила соблюдены и в предложениях 17, 20.

Кроме того, два добавочных действия сказуемого в пред­ложении 4 переданы обособленным обстоятельством, выра­женным деепричастным оборотом, не свойственным устной речи: говорящий не стал бы употреблять в речи такие слож- 158 ные конструкции, ему проще было бы перечислить свои действия, используя глаголы.

Итак, используя прочитанный рассказ в качестве источ­ника примеров, мы доказали правоту русского писателя Б.В. Шергина.

Вариант 2

Отсутствие интонации, видимых жестов, доступных слушателю устной речи, на письме возможно восполнить только умением подобрать нужные типы предложений, зна­ки препинания и т.д. Поэтому любая письменная речь должна подчиняться синтаксическим правилам. Думаю, именно это имел в виду писатель Б.В. Шергин, утверждав­ший, что «устная фраза, перенесенная на бумагу, всегда подвергается некоторой обработке, хотя бы по части синтак­сиса».

Докажем справедливость его утверждения на примерах из рассказа В. Солоухина.

Как правило, спокойная интонация авторского повество­вания угадывается на письме в полных предложениях, за­вершаемых точкой. Примеры таких языковых конструкций мы находим в начале текста, когда читателю сообщается о том, как начался конфликт между рассказчиком и Витькой (предл. 1-6).

А вот яркие эмоции — смущение, злость, радость — час­то передают короткие неполные предложения, завершаемые многоточием (предл. 17), восклицательным знаком (предл. 39). Кроме того, в письменной речи каждая новая мысль начи­нается с абзаца.

Действительно, без подобной синтаксической и пунктуа­ционной «обработки» устная речь, перенесенная на бумагу, была бы крайне трудна для восприятия и понимания. Б.В. Шергин абсолютно прав.

Вариант 3

Русский писатель Б.В. Шергин писал: «Устная фраза, перенесенная на бумагу, всегда подвергается некоторой об­работке, хотя бы по части синтаксиса».

Безусловно, мы знаем, что устная речь более свободна, чем письменная, она допускает повторы, пропуски. Письмен­ная же гораздо сложнее, она требует особого мастерства ис­пользования всего богатства родного языка. Именно поэтому, будучи перенесенной на бумагу, устная фраза неизбежно под­вергается переработке, в первую очередь синтаксической, по­скольку любая законченная мысль на письме оформляется в предложение.

Доказательства правоты Б.В. Шергина находим и в рас­сказе В. Солоухина. Неполное вопросительное предложение 56 в художественной речи передает эмоциональное состоя­ние рассказчика. Из этой простой синтаксической конст­рукции мы узнаем о переломном моменте в настроении рас­сказчика, задумавшегося о том, стоит ли доводить до конца план мести или нужно простить обидчика.

Кроме того, в устной речи предложения короткие, про­стые, чтобы собеседники успевали осознать услышанное. В письменной же речи можно оформить свои мысли в слож­ные синтаксические конструкции (предл. 26), потому что есть возможность перечитать написанное.

Действительно, без «обработки» невозможно представить себе перевод устной речи в письменную, что точно подметил писатель Б.В. Шергин.

 

Текст для работы

(1)0днажды вместо занятий нам выпала удача копать картошку на школьном участке. (2)Главное развлечение наше было таким: на гибкий прут мы насаживали тяжелый шарик, слепленный из земли, и, размахнувшись прутом, бросали этот шарик — кто дальше.

(3)Я наклонился, чтобы слепить такой шарик, и вдруг почувствовал сильный удар между лопаток. (4)Мгновенно распрямившись и оглянувшись, я увидел, что от меня убе­гает Витька Агафонов с толстым прутом в руке.

(5)Многочисленные лучистые солнышки заструились у меня в глазах, а нижняя губа предательски задергалась. (6)Я никогда не плакал от физической боли, зато легко на мои глаза наворачивались слезы от самой маленькой обиды.

(7)Ну за что он меня ударил? (8)Главное, тайком, под­крался сзади. (9)В горле у меня стоял горький комок, на душе было черно от обиды и злости, а в голове зародилась мысль отомстить Витьке, да так, чтобы в другой раз непо­вадно было.

(Ю)Вскоре созрел план мести. (11)Через несколько дней, когда все забудется, я как ни в чем не бывало позову Витьку в лес жечь теплинку. (12)А там, в лесу, и набью морду. (ІЗ)Просто и хорошо. (14)То-то он испугается один в лесу, когда я скажу ему: «Ну что, попался на узенькой дорожке?»

(15)В урочный день и час, на большой перемене, я подо­шел к Витьке. (16)Витька посмотрел на меня подозрительно.

—  (17)Да уж... (18)Я знаю, ты драться начнешь. (19)Отплачивать.

—  (20)Что ты, я забыл давно! (21)Просто пожжем теп­линку.

(22)Между тем положение мое осложнилось. (23)Одно де­ло — нечаянно заманить в лес и там стукнуть по уху: небось знает кошка, чье мясо съела, а другое дело — весь этот раз­говор. (24)Если бы Витька отнекивался, отказывался, а потом нехотя пошел, было бы куда все проще. (25)А он после моих слов улыбнулся от уха до уха и радостно согласился.

(26)Пока шли до горы, я всю дорогу старался вспом­нить, как он ни за что ни про что ударил меня, и как мне было больно, и как мне было обидно. (27)И так все точно и живо я вообразил, что спина опять заболела и в горле опять остановился горький комок. (28)3начит, я накалился и готов к отмщению.

(29)На горе, где начались маленькие елочки, выпал удачный момент. (ЗО)Как раз Витька, шедший впереди ме­ня, наклонился, что-то рассматривая на земле. (31)Ухо его в этот момент словно бы еще больше оттопырилось, словно просило, чтобы я по нему врезал что есть силы.

—   (32)Смотри, смотри! — закричал Витька, показывая на круглую норку. — (ЗЗ)Шмель оттуда вылетел, я сам ви­дел. (34)Давай раскопаем? (Зб)Может, там меду полно.

(36)     «Ну ладно, эту норку мы раскопаем, — решил я, — потом уж я с тобой разделаюсь!»

(37)     На опушке леса в траве мы наткнулись на рыжики. (38)Опять наткнулся Витька, потому что у него глазищи по чайному блюдечку.

—    (39)Айда за солью! — предложил Витька. — (40)Далеко ли овраг перебежать. (41)Хорошо бы заодно по яичку у матери стащить.

(42)     А  я думал, лелея по-прежнему свой злодейский за­мысел: «Когда сбегаем за солью, я тебя обязательно прищу­чу в лесу!»

(43)     Мы принесли соль и два куриных яйца.

—   (44)Теперь давай ямку копать.

(45)Мы раскопали землю, в ямку положили яйца, засы­пали их землей и на этом месте стали разводить теплинку. (46)Ну что же, вот и теплинка прогорела, сейчас пойдем до­мой, и тут я буду должен... (47)Что бы еще такое придумать, так не хочется идти домой...

— (48)Бежим на речку, — говорю я Витьке. — (49)Помоемся там, а то вон как перемазались. (50)Водички попьем холодненькой.

(51)Ну вот, мы и попили, и увдылись. (52)Делать больше нечего, надо идти домой. (53)Под ложечкой у меня начинает ныть и сосать. (54)Витька доверчиво идет вперед. (55)Его уши торчат в разные стороны: что стоит развернуться и стукнуть!

(56)Что стоит? (57)А вот попробуй, и окажется, что это очень непросто — ударить человека, который доверчиво идет впереди тебя.

(58)Да и злости я уже не слышу в себе. (59)Так хорошо на душе после этой теплинки, после этой речки! (60)Да и Витька, в сущности, неплохой мальчишка: вечно он что- нибудь интересное придумает.

(61)Ладно! (62)Если он еще раз стукнет меня между ло­паток, тогда-то уж я ему не спущу! (63)А теперь — ладно.

(64)Мне делается легко от принятого решения не бить Витьку, и мы заходим в село как лучшие дружки-приятели.

(По В. Солоухину)