A+ A A-

15.1 сочинение ОГЭ. Деепричастия устраняют однообразие в перечне отдельных действий...

Задание

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл вы­сказывания известного лингвиста А.Н. Гвоздева: «Деепри­частия... устраняют однообразие в перечне отдельных дей­ствий одного и того же лица». Аргументируя свой ответ, приведите 2 (два) примера из прочитанного текста.

Вариант 1              

Употребление деепричастий дает возможность автору живописно передать детали действия, усилить образность художественного текста.

Например, в предложении 2 деепричастие «сияя» «дорисо­вывает» действия солнца («разливает мед», «раскрашивает кроны») и помогает живо представить залитый светом город.

Ну как не поиграть в футбол в такой замечательный день? Картину того, как во дворах начинается эта увлекательная игра, вновь помогает воссоздать деепричастие: футболисты, «поделившись, рассыпятся на две команды» (предл. 6).

Именно эту его функцию — конкретизировать, детально описывать какой-либо процесс — отмечал лингвист А.Н. Гвоздев, утверждавший, что «деепричастия... устраня­ют однообразие в перечне отдельных действий одного и того же лица».

Вариант 2

Деепричастия обозначают добавочное действие, уточняя основное, и придают речи особую динамику и наглядность.

Так, в предложении 12 эта форма глагола детализирует основное действие («доходил, прихрамывая»), и мы понима­ем, почему старик сидел под черемухой до самого вечера: видимо, боль в ногах не давала ему возможности активно двигаться.

А вот детскую беспечность рассказчика и его радостное восприятие 'жизни подчеркивает деепричастие «идешь, по­свистывая» в предложении 8. Всего два слова — а в них такое образное содержание!

И в самом деле, по справедливому утверждению лин­гвиста А.Н. Гвоздева, «деепричастия... устраняют однообра­зие в перечне отдельных действий одного и того же лица».

Вариант 3

Деепричастия и деепричастные обороты обладают боль­шой выразительностью, благодаря чему они широко исполь­зуются в языке художественной литературы. Используя их, писатели точно «дорисовывают» действия персонажей.

Возьмем, к примеру, предложение 42. Деепричастие «за­мирая» точно передает состояние мальчишек, услышавших свист старого тренера, строго следившего за тем, чтобы игра проходила честно. Старик стал для юных футболистов на­стоящим авторитетом, поэтому его смерть переживали все.

А деепричастие «всхлипнув» в предложении 48, обозна­чая добавочное действие к сказуемому «обернулась», помо­гает увидеть эмоциональное состояние матери рассказчика, понимающей, какой болью в сердце сына отзовется печаль­ная новость о том, что старик умер.

Эту особенность деепричастий в свое время подметил лингвист А.Н. Гвоздев, сказавший, что они «устраняют од­нообразие в перечне отдельных действий одного и того же лица».

 

Текст для работы

(1)Лето. (2)Солнце, сияя, разливает мед по сотам дворов, раскрашивает яркой зеленкой пышные кроны деревьев. (3)Я подхожу к раскрытым окнам и на детской площадке вижу разномастную стайку мальчишек. (4)Звонкое: «На воротах Пашка и Митька!» (б)Футболисты! (б)Сейчас, поделившись, рассыпятся на две команды, и игра будет продолжаться до тех пор, пока мамино «Домой!» не разобьет последнюю па­ру, уже в темноте гоняющую мяч.

(7)Как и в моем детстве.

(8)Помню, мальчишкой идешь, посвистывая, по бульва­рам, утопленным в аромате черемухи, и под ноги падают скрученные в тугие конусы домики гусениц-листоверток. (9)Возьмешь такой в руки, и, если не уснула в нем в пред­вкушении крыльев хозяйка, выскользнет из убежища, ис­пуганная, повиснет на тонкой паутинке в воздухе. (10)Так и память детства: тронешь ее хрупкий кокон — и подарит, встревоженная, давно забытую историю...

(11) Был у нас во дворе дед.

(12) Обычно  он появлялся ранним утром, доходил, при­храмывая, до лавочки под тенистой раскидистой черемухой в самом центре двора и там просиживал до самого вечера, наблюдая за нами.

(13) Чей   это был дед? (14)Откуда? (15)С кем жил? (16)Детству не интересна старость.

(17)Для нас он был просто неизменным атрибутом летне­го двора. (18)Дед никогда не заводил разговоров с нами, а мы не мешали ему, потому что постоянно убегали на школьный стадион, где до ночи считали голы с мальчишка­ми соседнего района. (19)Там не было ворот, но с их ролью справлялись четыре палки, устанавливаемые попарно на разных краях песочного поля.

(20)Мечтать вот о такой футбольной коробке, где сейчас, по-взрослому уперев руки в колени, Пашка и Митька гру­дью стояли каждый за свои ворота, а с ними и за честь ко­манды и славу лучших голкиперов школы, нам и не прихо­дилось. (21)Поэтому день, когда чей-то отец раздобыл где-то пару настоящих ворот с белой сеткой, непродранной и не залатанной на сто рядов шнурками, стал для нас настоящим праздником. (22)Мы теперь хозяева всех чемпионатов и вла­стители турнирного календаря!

(23)Ворота установили аккурат напротив скамейки, где сидел дед. (24)Когда работа была закончена, он медленно обошел их и ушел со двора. (25)«Согнали старика», — на­хмурился мой отец.

(26)Но спустя несколько минут дед вернулся. (27)Мы не сразу заметили его, увлеченные игрой, и ему пришлось об­ратить на себя внимание негромким окликом:

(28)— Орлы! (29)А ну подь-ка сюда!

(ЗО)Дед принес нам мяч. (31)Настоящий, из черно-белых шестиугольников, тугой — не чета нашему затертому серо­му сдутышу! (32)«Чего рты раззявили? (33)А ну на поле — марш!» (34)Из нагрудного кармана рубашки он достал на­стоящий судейский свисток и оглушительно, на весь двор, свистнул.

(35)Мы капитулировали. (Зб)Мальчишескую спесь, напу­скное презрение к футбольным советам отцов, наши пози­ции в мальчишеском рейтинге игроков — все отрезал и ос­тавил в прошлом тот свисток. (37)Наши двенадцать сердец в каждой игре до самого конца сезона того лета держали рав­нение на сухонькую фигурку в тени черемухи.

(38)Дед оказался знатным стратегом и строгим судьей. (39)Мы внимали ему не дыша, пока он в перерывах чертил на песке палочкой схемы и тихо объяснял нам, как обходить противников и прорываться к их воротам. (40)У него был слабый голос, и он не мог кричать, поэтому во время игры общался с нами свистом. (41)Резкий, пронзительный звук раздавался над двором в моменты, когда кто-то из нас прово­дил запрещенный прием или осмеливался схитрить или по­зволить себе играть вполноги. (42)Дед не выкрикивал имен, но каждый, замирая, думал: «Не мне ли свистят?», и каж­дому казалось, будто дед смотрит на него одного, и каждый старался не подвести старика. (43)3а какие-то три месяца ле­та мы стали самой честной, самой бесстрашной, дисциплини­рованной и почему-то самой дружной командой района.

(44) А потом дед пропал.

(45) Мы заметили это не сразу: наступила первая неделя сентября, школа, музыкальный театр по абонементу... (46)Вечером пятницы я пришел домой, толкнул открытую дверь — родители, видимо, только что сами вернулись с ра­боты, неслышно ступил в коридор и услышал, как мама со вздохом спросила отца: «Как же Коле объяснить, что деда больше нет?».

(47) — Мама?!

(48) Она      обернулась, всхлипнув:

(49)     — Колечка, мы хотели сказать...

(50) ...Во   всем нашем пацанячьем детстве не было слез горше...

(51) Детство   не знает оправданий смерти...

(52) Наша дворовая команда продержалась до самого выпу­скного. (53)И до самого выпускного никто из наших ни в од­ной игре не позволял себе на поле неспортивного поведения.

(54) Нет, мы уже не боялись услышать строгий оклик свистка.

(55) Самым страшным для каждого из нас было хоть на секун­ду дать нашему черемуховому деду усомниться в том, что его уроки честности — перед командой, противником и, в первую очередь, перед самим собой — прошли не зря.

(По О. Павловой )