Сочинение-рассуждение ОГЭ. Части речи мы можем сравнить с большим оркестром, потому что, как музыкальные инструменты

 Задание

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл вы­сказывания лингвиста А.Н. Гвоздева: «Части речи мы мо­жем сравнить с большим оркестром, потому что, как музы­кальные инструменты, каждая исполняет свою роль, а из их сочетания создается прекрасная музыка — великий, бо­гатый и певучий русский язык». Аргументируя свой ответ, приведите 2 (два) примера из прочитанного текста.

Вариант 1

Лингвист А.Н. Гвоздев утверждал: «Части речи мы мо­жем сравнить с большим оркестром, потому что, как музы­кальные инструменты, каждая исполняет свою роль, а из их сочетания создается прекрасная музыка — великий, бога­тый и певучий русский язык».

Я не могу спорить с этим, да и вряд ли кому-то придет в голову делать это. На самом деле, богатство русского язы­ка — в его сложности, которую обеспечивает система частей речи и многофункциональность каждой из них.

В рассказе В. Надыршина находим примеры, иллюстри­рующие эту мысль.

Так, прилагательные способны создавать образные пред­ставления о предмете. Одно из них мы находим в предложе­нии 39 — «горячий воздух».

Глаголы добавляют динамики происходящему, описыва­ют действия, состояния героев. Так, повтор глагола «меч­таю» в предложении 55 говорит читателю о том, насколько жгучим является желание рассказчика однажды объяснить­ся с «новеньким».

В самом деле, части речи по своим стилистическим функциям — неиссякаемый источник выразительности ху­дожественных описаний.

Вариант 2

Рассуждая о богатстве русского языка, нельзя упускать из виду и выразительную функцию частей речи, потому что умелое их использование открывает широкие возмож­ности усиления эмоциональности, яркости, правильности речи.

Обратимся к рассказу В. Надыршина.

Так, предложение 53 состоит из двух наречий, которые, как мы знаем, обозначают признак действия: «удивленно, недоверчиво». Выделение их в отдельную синтаксическую конструкцию помогает читателю явственнее представить себе то, как именно «новенький» посмотрел на рассказчика, об­манувшего его. Новичок действительно не ожидал подвоха, и этот взгляд настолько сильно врезался в память рассказчика, что стал отдельным эпизодом в его воспоминаниях.

Интересна и роль местоимения в данном тексте: оно множество раз замещает существительное «новенький» (предл. 5, 6, 10, 13), что позволило автору текста избежать неоправданных повторов.

Именно поэтому несомненна правота лингвиста А.Н. Гвоз­дева, утверждавшего, что «части речи мы можем сравнить с большим оркестром, потому что, как музыкальные инст­рументы, каждая исполняет свою роль, а из их сочетания создается прекрасная музыка — великий, богатый и певу­чий русский язык».

Вариант 3

Язык похож на живой организм, работу которого обеспе­чивает система, состоящая из различных частей речи. Вме­сте они несут ответственность за полноту изложения, его емкость, динамику, выразительность.

Именно так я могу прокомментировать высказывание лингвиста А.Н. Гвоздева, считавшего, что «части речи мы можем сравнить с большим оркестром, потому-что, как му­зыкальные инструменты, каждая исполняет свою роль, а из их сочетания создается прекрасная музыка — великий, бо­гатый и певучий русский язык».

Например, в тексте В. Надыршина можно найти много примеров, доказывающих эту мысль.

Так, использование причастия, обозначающего признак предмета по действию, делает речь богаче, образнее. Мы на­ходим эту часть речи в описании местности, по которой рас­сказчик вел «новенького» на расправу. Причастия создают удручающую атмосферу, не предвещающую ничего хороше­го: «недостроенный дом» (37), «выбитый асфальт» (38).

А вот глагол способен сосредоточить все внимание на действии, отвлекая читателя от деятеля, роль которого мо­жет быть совершенно не важна: глаголы в неопределенно- личных предложениях 3, 6, 10 («звали», «повели», «побе­жали») отлично справляются с этой задачей.

Истинность утверждения А.Н. Гвоздева очевидна.

 

Текст для работы

(1)Не помню, как его звали. (2)Он жил на Сортировочной и в нашу школу перешел временно, потому что его мать по­ложили в больницу, а здесь, в третьем микрорайоне, жила бабушка. (З)Новенького посадили со мной, и это мне не по­нравилось: значит, когда я просил посадить меня с Колькой

Лыковым — нельзя, посадите с Саней Табуховым — опять нельзя, а тут, оказывается, можно!

(4)Новенький несколько раз обратился ко мне с какими- то дурацкими вопросами: «Как зовут?», «Где живешь?»... (5)Я отвечал нехотя, сквозь зубы, и он отвязался.

(6)А после уроков его повели бить. (7)Это называется «прописка». (8)Бьют несерьезно, больше для формы, как гово­рится, ничего личного, просто традиция такая. (9)Новенький, увидев толпу, которая его окружила, метнулся к стоящему рядом Сережке Романову, отбросил его ударом в сторону и, ловко увернувшись от Кольки Лыкова, словно ветер, скрыл­ся во дворах. (10)3а ним побежали, но догнать не смогли. (И)Сережка, всхлипывая, вытирал кровь с разбитой губы, а мы хмуро смотрели на него. (12)Решили не ждать завтраш­него дня, а рассчитаться с новеньким сегодня же во что бы то ни стало.

(13)— Димон, ты же сидел с ним, у вас с ним был мир! (14)3айди к нему, позови его к себе домой — музыку там по­слушать или чего еще... — попросил меня Колька. (15)— Ты же умный, схитри как-нибудь, чтобы он вышел на улицу.

(16) Мне польстило, что ко мне обратился Колька, что он при всех назвал меня умным, что поручение, которое требу­ет смекалки и находчивости, по его мнению, могу выпол­нить только я.

(17) Через полчаса я уже звонил в дверь квартиры, где жил новенький.

(18) — Тебе чего?

(19) — Как чего? (20)Посмотреть в твои глаза! — на­смешливо сказал я. (21)— Ты-то умчался, как быстроногая лань, а я за тебя получил по полной программе.

(22) —А ты-то при чем?

(23) — Как при чем? — удивился я. (24)— Мы же вместе сидим, значит, мы друзья, вот мне за тебя и вломили! (25)До сих пор ребра болят... (26)Пройти-то можно?

(27)— Проходи...

(28)Мы попили, чай, он показал свои рисунки... (29)Неплохо он рисовал. (ЗО)Потом я посмотрел на часы и позвал его к себе в гости.

(31) — Давай только не сегодня!

(32) Внутри у меня все упало: ребята из нашего класса уже ждали нас в засаде возле недостроенного дома.

(33) — Понимаешь, у меня братишка болеет, и я хотел, чтобы ты нарисовал ему какую-нибудь картинку, он любит разные сказочные сюжеты, волшебные миры...

(34) — Ну, раз так, то пойдем...

(35) Тот путь я помню до сантиметра, словно шел босиком по гвоздям. (Зб)Новенький что-то говорил мне, а я торопли­во кивал головой. (37)Ребро недостроенного дома. (38)Я ви­жу выбитый асфальт, рулоны рубероида, краешек пакета, где лежат альбомные листы и краски... (39)Горячий воздух, словно напильник, режет мою грудь. (40)Я остановился. (41)А новенький сделал еще несколько шагов. (42)Кусты шевельнулись. (43)Все! (44)Навстречу нам медленно вышел Колька Лыков и зловеще улыбнулся.

(45)Самое страшное было дальше. (46)Судьба, видно, ре­шила провести меня до последнего круга моего ада. (47)Новенький вдруг взвизгнул, схватил камень и крикнул: «Димон, беги!». (48)Но, увидев, что нас уже окружили, что мне не убежать, он набросился на Тольку Власова, освобож­дая мне путь.

(49)— Димон, беги! (50)Чего ты стоишь?

(51)И тут я улыбнулся, а остальные засмеялись. (52)Только тогда он все понял и посмотрел на меня. (бЗ)Удивленно, недоверчиво. (54)В ту секунду мне показа­лось, что сожженная этим взглядом кожа, словно чулок, сползла с моего тела...

(55)...Уже много лет я мечтаю кого-то спасти: я мечтаю вытащить тонущего из воды, защитить девушку от хулига­нов, вынести раненого с поля боя и согласен даже умереть, совершая героический поступок. (56)Но никто на моем пути не тонет, никто не горит, никто не просит меня о помощи. (57)В жалобно протянутых ладонях я несу свое окровавлен­ное сердце: все надеюсь, что когда-нибудь увижу преданного мною паренька и он меня простит. (58)Или хотя бы поймет. (59)Или, по крайней мере, выслушает... (60)Но он живет где- то на Сортировочной, в нашу школу его перевели временно, и наши жизненные пути все никак не могут пересечься.

(По В. Надыршину )