15.1 сочинение ОГЭ. Эпитеты — одежда слов

 

Задание

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл вы­сказывания русского поэта и писателя В.А. Солоухина: «Эпитеты — одежда слов». Аргументируя свой ответ, при­ведите 2 (два) примера из прочитанного текста.

Вариант 1

Эпитеты, как считает писатель В.А. Солоухин, — это «одежда слов».

В самом деле, наш язык без них был бы невыразитель­ным, тусклым. Именно они помогают лучше описать изобра­жаемые предметы, подчеркнуть их отличительные признаки.

Вот, например, эпитет «серебряные? в предложении 3 воссоздает цвет листьев маслины, и даже тот, кто никогда их не видел, может легко представить себе эти кусты.

Мы также могли не видеть моря во время сильной бури, однако эпитеты «штормовой (ветер)», «грифельное (небо)», «пушечный (гром)» помогают нам нарисовать грозную кар­тину происходящего.

Вот так эпитеты, развивая воображение читателя или слушателя, делают наш язык живым, красочным, образным.

Вариант 2

Писатель В.А. Солоухин говорил, что «эпитеты — одеж­да слов».

Действительно, они нужны для того, чтобы выделить и усилить неповторимые личные признаки предметов или яв­лений окружающего мира, подать их образно.

Например, В. Катаев всего лишь одним словом «кипя­щий (воздух)» в предложении 3 рассказал читателю о на­ступающем очень жарком дне, а редкую красоту пляжа, на котором оказался Петя, тоже передает эпитет «чудесней­ший

Конечно, можно понять, почему многие авторы так охот­но используют это средство выразительности: эпитеты име­ют особую изобразительную силу.

Вариант 3

«Эпитеты — одежда слов», — утверждает русский писа­тель и поэт В. Солоухин, и с этим высказыванием невоз­можно не согласиться. Именно эпитет прилагается к назва­нию предмета, как бы «одевает» его, создавая яркие и выразительные художественные образы.

Каким удивительно красивым становится море благодаря эпитетам «пламенное», «сверкающее»! Можно сразу пред­ставить и цвет, и яркое сияние воды, освещенной солнцем.

Величие моря, его безграничность подчеркнул также эпитет «громадное пространство», и читателю становится понятен восторг, испытанный героем рассказа.

Удачные эпитеты усиливает выразительность и образ­ность высказывания, обогащают его содержание.

 

Текст для работы

(I) Низкое солнце ослепительно било в глаза. (2)Море под ним во всю ширину горело, как магний.

(З)Серебряные кусты дикой маслины, окруженные ки­пящим воздухом, дрожали над пропастью. (4)Крутая до­рожка вела зигзагами вниз. (5)Ноги бежали сами собой, их невозможно было остановить.

(6)До первого поворота Петя еще кое-как боролся с силой земного притяжения. (7)Он хватался за сухие нитки корней, повисших над дорожкой. (8)Но гнилые корни рвались. (9)Из- под каблуков сыпалась глина. (Ю)Мальчик был окружен об­лаком пыли, тонкой и коричневой, как порошок какао.

(II) Пыль набивалась в нос, в горле першило. (12)Пете это надоело.

(13) Он закричал во все горло, взмахнул руками и очертя голову ринулся вниз.

(14) Шляпа, полная ветра, колотилась за спиной. (15)Матросский воротник развевался. (16)И мальчик, делая страшные прыжки по громадным ступеням естественной ле­стницы, вдруг со всего маху вылетел на сухой и холодный, еще не обогретый солнцем песок берега. (17)Песок этот был удивительной белизны и тонкости. (18)Вязкий и глубокий, сплошь истыканный ямками вчерашних следов, оплывших и бесформенных, он напоминал манную крупу самого перво­го сорта.

(19)Он полого, почти незаметно сходил в воду. (20)И крайняя его полоса, ежеминутно покрываемая широкими языками белоснежной пены, была сырой, лиловой, гладкой, твердой и легкой для ходьбы.

(21) Чудеснейший   в мире пляж, растянувшийся под об­рывами на сто верст, казался диким и совершенно безлюд­ным в этот ранний час.

(22) Чувство  одиночества с новой силой охватило мальчи­ка. (23)Но теперь это было совсем особое, гордое и мужест­венное одиночество Робинзона на необитаемом острове.

(24)Между тем солнце еще немножко поднялось над го­ризонтом. (25)Теперь море сияло уже не сплошь, а лишь в двух местах: длинной полосой на самом горизонте и десят­ком режущих глаза звезд, попеременно вспыхивающих в зеркале волны, осторожно ложащейся на песок.

(26)  На всем же остальном своем громадном пространстве море светилось такой нежной, такой грустной голубизной августовского штиля, что невозможно было не вспомнить:

(27) Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом...

(28) Петя залюбовался морем.

(29) Оно  меняется на глазах каждый час.

(30) То оно тихое, светло-голубое, местами покрытое поч­ти белыми дорожками штиля. (31)То оно ярко-синее, пла­менное, сверкающее.

(32)То оно играет барашками. (ЗЗ)То под свежим ветром становится вдруг темно-индиговым, шерстяным, точно его гладят против ворса. (34)То налетает буря, и оно грозно преображается.

(Зб)Штормовой ветер гонит крупную зыбь. (36)По гри­фельному небу летают с криками чайки. (37)Взбаламучен- ные волны волокут и швыряют вдоль берега глянцевитое тело дохлого дельфина. (38)Резкая зелень горизонта стоит зубчатой стеной над бурыми облаками шторма. (39)Мала- хитовые волны прибоя, размашисто исписанные беглыми зигзагами пены, с пушечным громом разбиваются о берег. (40)Эхо звенит бронзой в оглушенном воздухе. (41)Тонкий туман брызг висит кисеей во всю громадную высоту потря­сенных обрывов.

(42) Но главное очарование моря заключалось в какой-то тайне, которую оно всегда хранило в своих пространствах.

(43)  Разве не тайной было его фосфорическое свечение, когда в безлунную июльскую ночь рука, опущенная в чер­ную теплую воду, вдруг озарялась, вся осыпанная голубыми искрами? (44)Или движущиеся огни невидимых судов и бледные медлительные вспышки неведомого маяка? (45)Или число песчинок, недоступное человеческому уму?

(46)Сколько бы ни смотреть на море — оно никогда не надоест. (47)Оно всегда разное, новое, невиданное.

(По В. Катаеву )