Сочинение 15.1 ОГЭ. Смешение или соединение выражений, принадлежащих к разным сти­лям литературного языка...

 

 

Задание

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл выска­зывания известного лингвиста В.В. Виноградова: «Смешение или соединение выражений, принадлежащих к разным сти­лям литературного языка, в составе художественного произ­ведения должно быть внутренне оправдано или мотивирова­но». Аргументируя свой ответ, приведите 2 (два) примера из прочитанного текста.

Вариант 1

В художественном тексте особый стилистический эффект может быть достигнут соединением слов, которые принадле­жат к разным стилистическим пластам словарного состава языка, и это определяется той целью, которую поставил автор.

Например, термин «береговая полоса» используется в официально-деловом стиле. Этим словом называют полосу земли шириной двадцать метров от края воды в глубь бере­га. Однако в рассказе Л. Куклина употребление данного словосочетания оправдано: оно дает возможность читателю представить, какой силы был шторм, ведь «береговую поло­су совсем приливом скрыло».

Это читательское впечатление усилено еще и выражени­ем с разговорным словом «силища многотонная». Данное слово является ярким, выразительным синонимом слова «мощь», и именно в этой форме оно передает восхищение рассказчика могуществом природной стихии.

Действительно, «смешение или соединение выражений, принадлежащих к разным стилям литературного языка, в составе художественного произведения должно быть внут­ренне оправдано или мотивировано». Как точна эта мысль известного лингвиста В.В. Виноградова!

Вариант 2

Цель художественного стиля речи — воздействие на чув­ства, эмоции, мысли читателя, и этому может служить не только широкое использование изобразительно-вырази­тельных средств, но и слова и выражения разных стилей языка, если они использованы уместно.

Подтвердим сказанное примерами из текста Л. Куклина. Так, основная функция разговорного стиля — общение, цель которого — сообщение, обмен мыслями, впечатления­ми. Поэтому в удивительной истории, которую мы узнаем от рассказчика, немало разговорных, просторечных слов: «припозднился», «загодя», «двину», «сунулся». Эти слова значительно повышают выразительность речи, подчеркивая реальность описываемых событий.

А вот могущество природной стихии передано с помощью книжной лексики: «Тучи небо плотно обложили...». И это выражение в данном тексте уместно, потому что помогает представить силу стихии, которая заставляет медвежонка искать защиты от нее рядом с человеком.

Во всех случаях, какие бы стилистические средства ни объединялись в тексте, обращение к ним должно быть осоз­нанным, не случайным. Именно эта мысль и звучит в вы­сказывании лингвиста Виноградова В.В.: «Смешение или соединение выражений, принадлежащих к разным стилям литературного языка, в составе художественного произведе­ния должно быть внутренне оправдано или мотивировано».

Вариант 3

Стилистическая окраска слова указывает на возможность использования его в том или ином функциональном стиле, однако для стиля художественной литературы характерно сочетание особенностей разных стилей, главное, чтобы писа­телем это было сделано уместно.

Обратимся к тексту Л. Куклина. Монолог рассказчика — это непринужденный рассказ о невероятном событии, про­изошедшем с ним, поэтому в данном случае характерной особенностью его речи является эмоциональность, экспрес­сивность, оценочная реакция. Так, рассказывая о пережи­ваниях своего героя, автор вводит в его речь просторечное слово «кувырк»: «Сейчас он меня лапой как огребет — и кувырк я со скалы в воду!». Как точно это слово передает то действие, которое могло случиться с рассказчиком!

Уместно в данном тексте и выражение «пожарный шланг» из официально-делового стиля, потому что оно ис­пользовано как сравнение («Нас обоих, словно из пожарного шланга, обдало»). Зная, под каким давлением подается в нем вода при тушении пожара, легко представить, какой высоты и силы были волны.

Таким образом, эти примеры позволяют нам убедиться в справедливости высказывания известного лингвиста В.В. Ви­ноградова, считавшего, что «смешение или соединение вы­ражений, принадлежащих к разным стилям литературного языка, в составе художественного произведения должно быть внутренне оправдано или мотивировано».

Текст для работы

(I)  Возвращался я как-то из тайги домой, да припозднил­ся. (2)А все ж таки хотелось мне до ночи к себе домой доб­раться, в рыбачий поселок. (З)Вышел я по течению ручья на берег моря. (4)Ветер вовсю разошелся. (5)В лесу-то он по вершинам гуляет, а на море сильную волну развел.

(6) Мне  еще по пути домой нужно было бухту обогнуть.

(7) Только я из глубины бухты обратно в сторону откры­того моря повернул, вижу: не пройти. (8)Сильный накат идет, волны песчаную полосу уже захлестывают своими гребнями, запросто могут с ног сбить и утащить в море...

(9)Одна дорога остается: вверх, на крутую скалу. (10)И вода подгоняет: она уже к сапогам подбирается, скоро голе­нища захлестнет.

(II) Начал я вверх карабкаться. (12)А с тяжелым рюкза­ком да еще с ружьем по скалам лазить не больно-то удобно. (13)Да и смеркаться стало раньше обычного. (14)Тучи небо плотно обложили, чувствую я: стемнеет скоро. (15)Надо на ночлег устраиваться загодя, а то в темноте и голову сломать недолго.

(16)Еще немного вверх залез, остановился отдышаться. (17)Вижу: площадка на скале небольшая. (18)Да мне одному много ли надо?

(19) Зато  площадка удобная: скала над ней козырьком нависает, дождь не страшен, и от ветра укрытие.

(20) А  внизу береговую полосу совсем приливом скрыло. (21)Ну, устроился я. (22)Ружье к каменной стенке присло­нил, лапничку наломал, постель себе приготовил...

(23)«Переночую тут спокойно, — размышляю про себя, — а завтра по заре и двину дальше». 60

(24)Вдруг я слышу: кто-то ко мне на площадку карабка­ется. (25)Камни из-под него сыплются, стучат по скале, кус­ты шевелятся. (26)Кто же это такой от прилива спасается?

(27)Смотрю: над площадкой медвежья голова поднима­ется! (28)Уставились мы друг на друга, и на какое-то мгно­вение оба от неожиданности застыли. (29)Не знаю, о чем медведь успел подумать, а я-то думаю: «Ну все... (ЗО)Сейчас он меня лапой как огребет — и кувырк я со скалы в воду! (31)Плохо дело...» (32)Похолодел весь и про ружье забыл...

(33)А снизу вдруг волна ка-а-ак ударит! (34)И такая в ней силища многотонная — аж скала дрогнула и брызги вверх полетели! (35)Нас обоих, словно из пожарного шланга, обда­ло. (Зб)Медведь пискнул — и бросился прямо ко мне в руки!

(37)Вот уж и верно — у страха глаза велики! (38)Ника- кой это и не медведь оказался, а маленький, годовалый медвежонок. (39)Должно быть, от матери отстал, заигрался на берегу — его водой прихватило и напугало до смерти. (40)0н ко мне прижался, как ребенок, голову прячет и только дрожит от страха — мелко-мелко, всей своей шкур­кой...

(41)Я погладил его осторожно: вдруг цапнет? (42)Нет, вижу, ничего, терпит.

(43)А волна опять как даст! (44)Накрыл я медвежонка своей курткой брезентовой, сам возле него угрелся, да так мы с ним — не поверите! — и задремали под вой ветра и грохот прибоя. (45)Только от каждого удара волны медве­жонок во сне вздрагивал. (46)Дышал он ровно и так довер­чиво ко мне прижимался...

(47)Вот, думаю, какая удивительная история. (48)Это же не в цирке, где дрессированные медведи за кусочек сахара всякие штуки вытворяют. (49)Это же дикий зверь! (50)А бе­да приперла — и к человеку сунулся. (51)Доверяет...

(52)Всегда бы так! (53)Мирно...

(По Л. Куклину)