Сочинение-рассуждение ОГЭ 15.1. Язык — это то, благодаря чему, с помощью чего мы выражаем себя и вещи

 

Задание

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл выска­зывания французского философа Поля Рикера: «Язык — это то, благодаря чему, с помощью чего мы выражаем себя и вещи». Аргументируя свой ответ, приведите 2 (два) примера из прочитанного текста.

Вариант 1

«Язык — это то, благодаря чему, с помощью чего мы выражаем себя и вещи», — считал Поль Рикер, француз­ский философ. Доказательства этой мысли мы можем найти в любом тексте и в окружающей жизни, потому что одной из главнейших характеристик человека является его речь, которая отражает его внутренний облик и ин­теллект.

Так, в небольшом рассказе В. Крапивина черты характе­ра некоторых детей передаются только с помощью их речи.

Интересно, как раскрывается читателю белобрысая де­вочка, одна из тех, «которые всегда вместе с мальчишками участвуют во всех опасных делах». Ее решительность и пре­зрение к возможным последствиям опасных игр подтвер­ждают глаголы повелительного наклонения в предложениях 18, 19, 20 («съезжай», «не задерживай»). Частица «же» в предложении 30, усиливая глагол «прыгай», подчеркивает такие черты ее характера, как нетерпеливость, неусидчи­вость. Очевидно, именно эти ее свойства и позволили девоч­ке стать своей среди мальчишек.

Так всего в нескольких предложениях мы нашли под­тверждение словам Поля Рикера.

Вариант 2

Поль Рикер, французский философ, утверждал, что «язык — это то, благодаря чему, с помощью чего мы выра­жаем себя и вещи».

Действительно, язык помогает выразить свои мысли, от­ношение к окружающему миру. Мы находим подтверждение этим словам и в рассказе В. Крапивина.

«Обыкновенный мальчик», отважившийся прыгнуть с сарая без зонта-парашюта, на самом деле был не очень обычным: его воображение и фантазия богаче, чем у других ребят. Там, где другие видели просто небо и траву, он видел иную реальность, полную неожиданных открытий.

Глубину его кругозора подчеркивает назывное предложе­ние «Синий Сириус» (предл. 37), а также развернутая мета­фора «самый большой остров Архипелага Неизведанных Ле­сов...» (предл. 53).

Эти примеры наглядно иллюстрируют утверждение Поля Рикера. В речи мальчика отражается и его тонкая душевная организация, и то, каким ярким, загадочным и интересным он видит мир вокруг себя.

Вариант 3

«Язык — это то, благодаря чему, с помощью чего мы выражаем себя и вещи». Верны ли эти слова Поля Рикера, французского философа? Мы, конечно же, понимаем, что язык — это отражение образа мыслей человека, его души и кругозора, однако обратимся за аргументами к рассказу В. Крапивина.

Одного из героев, Вовку, автор представляет читателю как самого старшего и рассудительного из мальчишек, но не способного тонко и одухотворенно воспринимать мир. Под­тверждение этой характеристики мы находим в речи подро­стка.

Недоумение, прозвучавшее в вопросительном предложе­нии 45 и продолжившееся утверждением в предложении 46, говорит не только о его умении размышлять и сопоставлять детали, но и о полной неспособности к постижению красоты окружающего мира. Инверсия «видали мы таких космонав­тов» в предложении 47 иллюстрирует его опыт дворовых игр и подтверждает читательское предположение об эмоцио­нальной холодности подростка.

Всего по нескольким фразам Вовки мы понимаем, что он действительно был самым старшим из ребят, претендующим на роль лидера в играх, но не умеющим видеть красоту ок­ружающего мира, и могли бы это предположить даже бе,з прямого указания автора на данный факт.

Как видим, утверждение Поля Рикера справедливо.

Текст для работы

(1)Открытие случилось три дня назад. (2)Тогда еще не было дождя, а было яркое солнце. (З)Мальчик стоял на крыше сарая и держал над собой зонт.

(4) —   Прыгай! — кричали внизу мальчишки.

(5) Мальчик  не прыгал.

(6) —   Забоялся, — сказал самый маленький и толстый из приятелей и презрительно оттопырил нижнюю губу.

(7) Мальчик молчал.

(8) С земли сарай казался очень обыкновенным: старым и невысоким. (9)До нижней кромки пологой крыши всего три метра. (Ю)Обыкновенным был и мальчик. (11)Невысокий, тонкорукий, с выгоревшими волосами, по которым уже ску­чали ножницы, загорелый, как и все мальчишки в августе.

(12) В синей майке, которая выбилась из-под ремня.

(13) Конечно,  он не очень походил на героя. (14)Но ведь и трусом до сих пор он, кажется, не был.

(15)  А  сейчас стоит и не прыгает.

(16) —  Забраться да как дать ему! — предложила тощая белобрысая девчонка, одна из тех девчонок, которые всегда вместе с мальчишками участвуют во всех опасных де­лах. (17)— Тебе говорят! (18)Прыгай давай! (19)Или съезжай на брюхе! (20)А других не задерживай.

(21) Мальчик  не отвечал.

(22) В небе плыли облака. (23)Большие, круглые, как желтые аэростаты. (24)И сарай, который казался с земли очень обыкновенным, плыл навстречу облакам, будто под­нятый в небо корабль, и невидимый капитан уверенно вел его.

(25)А двор напоминал поверхность планеты, увиденную с космической высоты. (26)Островки пыльной травы, пересы­панной седыми шариками одуванчиков, были длинны и по­хожи на зеленый архипелаг, а дождевая вода в бочке у са­рая, словно круглое озеро в отвесных берегах, казалось, светилась глубокой синевой.

(27)Мальчик любил всему на свете давать имена и назва­ния. (28)Они всегда придумывались сразу. (29)3еркальце воды в бочке он назвал Озером Синего Света, а пятна травы — Архипелагом Неизведанных Лесов...

(30) — Да прыгай же! — Это изо всех сил крикнула бело­брысая девчонка.

(31)  Мальчик,  наконец, спохватился: да, пора. (32)И под­нял зонт.

(ЗЗ)Черный зонт был похож на купол цирка, уменьшен­ный в сотни раз. (34)Только под куполом всегда сверкали лампы, а здесь было темно. (35)Лишь одиноко светилось крошечное отверстие, как прокол иголки. (Зб)Микроскопи- ческая капля неба горела в нем, словно синяя звезда на темном небосводе.

(37)  — Синий Сириус, — шепотом сказал мальчик, и в нем шевельнулось предчувствие близкой радости.

(38) Он опустил зонт совсем низко, так, что волосы на макушке коснулись шуршащего полотна. (39)Теперь маль­чик видел только землю, а вместо неба везде была черная материя, насквозь прогретая солнцем и почему-то пахнущая клеем. (40)Лишь в звездном проколе по-прежнему горела яркая синева. (41)Потом в него попало солнце. (42)3везда вспыхнула ослепительным огнем и рассыпалась на тонкие лучи и радужные кольца.

(43)— Вспышка сверхновой звезды, — прошептал маль­чик.

(44)  — Ха, он, кажется, шепчет «Господи, спаси»! — громко заявила внизу тощая девчонка и отвернулась в знак негодования.

(45)  —  Какой толк, что он знает наизусть звездную кар­ту? — пожал плечами Вовка, самый старший и рассуди­тельный из мальчишек. (46)— Он не может прыгнуть с трех метров. (47)Видали мы таких космонавтов!

(48)— Что? — спросил с высоты мальчик. (49)Он понял наконец: они решили, что он боится!

(50) Мальчик неторопливо закрыл зонт: его нужно было теперь беречь.

(51)  — Я и так могу!

(52) Он прыгнул без всякого зонта-парашюта! (53)Пере- летел через поленницу и упал руками и коленями на тра­ву — прямо на самый большой остров Архипелага Неизве­данных Лесов...

(54)— Подумаешь... — сказала тощая белобрысая дев­чонка. (55)Когда нечего сказать, девчонки всегда говорят это слово.

(56) Самый толстый и самый маленький из приятелей на­пряженно втянул и закусил свою большую губу.

(57)  — Думаешь, другие не могут? — спросил он. (58)И, пыхтя, стал карабкаться по шаткой поленнице на крышу.

Мальчик          не ответил, раскрыл зонт, снова поймал от­верстием солнце, и, когда на матерчатом небе заблистала звезда, мальчик подмигнул ей и тихо засмеялся.

Так      родилось его открытие: если открыть зонт и если нарисовать на нем изнутри звезды, то получится точная карта неба.

(По В. Крапивину)