Сочинение 15.1 ОГЭ. «К оценке достоинств речи мы должны подходить с вопросом: насколько же удачно отобраны из языка и использованы для выражения мыслей и чувств различные языковые единицы?»

 

Задание

Напишите сочинение-рассуждение, раскрывая смысл выска­зывания русского лингвиста Б.Н. Головина: «К оценке дос­тоинств речи мы должны подходить с вопросом: насколько же удачно отобраны из языка и использованы для выраже­ния мыслей и чувств различные языковые единицы?»

Вариант 1

Лингвист Б.Н. Головин был уверен, что «к оценке досто­инств речи мы должны подходить с вопросом: насколько же удачно отобраны из языка и использованы для выражения мыслей и чувств различные языковые единицы?».

Несомненно, тончайшие смысловые и эмоциональные от­тенки речи могут таиться в возможностях морфемики и лексики, морфологии и синтаксиса.

Обратимся к тексту. Одним из доказательств этой мысли может служить слово «счастливчик» (предл. 7). В нем всего лишь с помощью суффикса -чик- передано мнение Семки о дру­ге, которому в жизни, как считает мальчишка, повезло больше.

А такая синтаксическая единица, как словосочетание «жутко тосковал», где зависимое слово выражено наречием, помогает представить настроение Семки.

Действительно, от того, насколько умело в соответствии с темой и задачей высказывания использованы языковые явления, зависит достоинство речи.

Вариант 2

По мнению лингвиста Б.Н. Головина, «к оценке досто­инств речи мы должны подходить с вопросом: насколько же удачно отобраны из языка и использованы для выражения мыслей и чувств различные языковые единицы?».

В самом деле, мы знаем, что в нашей речи выделяются фонетический, словообразовательный, лексический, морфо­логический и синтаксический уровни, и, следовательно, ее достоинство складывается из богатства каждого из этих уровней.

Проверим данную мысль на примерах из текста А. Ли- ханова. Фразеологизм «не в своей тарелке» (предл. 8) пере­дал душевное состояние Семки, почувствовавшего себя не­ловко от того, что его перестали замечать в семье друга, а глаголы в предложении 12 «удили», «бегали», «хохотали», «плескались», «спали» помогли увидеть действия героев, понять их искреннюю радость от поездки в деревню.

Вот так с помощью этих двух удачно отобранных языко­вых единиц автор точно передал настроение и чувства героев.

Вариант 3

Известно, что язык — это система, состоящая из отдель­ных элементов — единиц языка, связанных между собой. Фо­нема, морфема, слово, словосочетание, предложение выполня­ют определенные функции, и умелое их использование может передать и эмоции, и чувства говорящего или пишущего.

Это можно доказать, обратившись к тексту А. Лиханова. Так, фразеологизм как лексическая единица помогает пред­ставить, как жили семьи мальчиков: Демкина — «на широ­кую ногу», хорошо, Семкина — бедно, там приходилось да­же «затягивать пояса» (предл. 2).

Однако Семка считал Демку счастливчиком вовсе не из- за того, что тот живет в достатке: пояснительные отношения в грамматической структуре бессоюзного сложного предло­жения 7 дают возможность понять, каким представлялось мальчику настоящее счастье: семья, в которой, кроме лю­бящей матери, есть сильный и добрый отец.

Следовательно, справедливо утверждение лингвиста Б.Н. Головина о том, что «к оценке достоинств речи мы должны подходить с вопросом: насколько же удачно отобра­ны из языка и использованы для выражения мыслей и чувств различные языковые единицы?».

Текст для работы

(1) Семка дружил с Демидкой Мазиным, и каждый вечер, выучив уроки, шел домой к приятелю.

(2) У Демки родители хорошо зарабатывали, жили на широкую ногу, а Семку мать воспитывала одна, поэтому иногда приходилось потуже затягивать пояса. (З)Мальчики дружили, бегали в кино, катались на лодке — у Демкиных родителей был знакомый на лодочной станции, Демка хва­стался этим и пользовался своим преимуществом.

(4)Однажды в каникулы, летом, Демидка объявил, что мать, отец и он едут в деревню, на рыбалку. (5)Он провел Семку в отцовский кабинет, где лежали катушки с леской, крючки разных размеров и великолепные блесны.

(б)Семка кивнул, стараясь быть равнодушным, но сердце его заныло. (7)Счастливчик же этот Демка: у него есть отец, он едет на рыбалку...

(8) Несколько дней в доме Демки шла суета, Семка, при­ходя вечерком, сидел неприкаянно в кресле, его как бы не замечали, он чувствовал себя не в своей тарелке, уходил, печалясь, а мама все спрашивала, что с ним.

(9) Он отмахивался, молчал, потом прибежал возбужден­ный, сказал, что Демкина семья берет «го с собой, засуетил­ся. (Ю)Мама собрала рюкзачок с вещами, положила сахар, макароны, хлеб, консервы, а Семка тем временем подточил напильником единственный свой крючок, отыскал попла­вок — ярко покрашенное гусиное перышко.

(И)Неделя пролетела словно во сне. (12)Ребята удили здорово, таская жадную уклейку на простой хлебный ша­рик, бегали по полянам, хохотали, плескались в реке, спали в душистом сене.

(13)Потом Семка уехал, а Демид с родителями остался.

(14) Семка едва ли не каждый день наведывался к приятелю.

(15) Дверь была закрыта, хозяева не возвращались, и Семка жутко тосковал по Демке.

(16)  Когда он совсем уже решил, что Демидовы родители, видно, проживут там до осени, дверь оказалась открытой.

(17) Демка был один, он не обрадовался Семену, кивнул, потом улегся на диван, стал листать журнал как ни в чем не бывало, словно в комнате никого не было.

(18) — Ты что? — удивился Семен, думая, что Демка за­болел. (19)Но Демка молчал.

(20) — Обиделся, что ли? — засмеялся Семен, и Демка нехотя ответил:

(21) — А разве не за что?

(22) — За что же? — спросил тихо, ничего не подозревая, Семка.

(23) — А за деньги, к примеру, — лениво поднимаясь, произнес Демка.

(24) — За какие деньги? — ничего не понимал Семен.

(25) — Не стыдно тебе? — вдруг поразился Демидка. (26)— Совсем не стыдно? (27)Неделю прожил, а еды привез — смех сказать! (28)Консервы вон можешь забрать — мы такие не едим!

(29) Семка  обалдело глядел на приятеля, не понимая, шу­тит он или нет, хмыкнул было, не зная, что и сказать, но Демидка его оборвал:

(30) — Можешь не смеяться! — сказал он. (31)— Лучше плати-ка! (32)С чего это мы должны тебя задаром кормить?

(33) Семка ощутил, как окаменело у него лицо.

(34) — Сколько? — спросил он.

(35)  — Чего сколько? — не понял Демка.

(36)  — Сколько платить? — произнес Семка.

(37)  — Ну... — замялся Демка, потом откинул сомнения: (38)— Двадцать пять.

(39)Семка бежал домой, кусая губы, боясь разреветься при всех, на улице...          '

(40) «Может, — думал Семка, — жадность, предательство и всякая прочая гадость в каждом человеке есть, все дело действительно в том, чтобы удержаться, чтобы эту гадость в себе утопить, уничтожить?»

(41) Демкино  предательство долго потом саднило память, обжигая чем-то горячим, обидным...

(По А Лиханову )