Доклад на тему: Прообразы героев сказки «Маленький принц» А. Сент-Экзюпери

«Маленький принц» — наиболее известное произведение Антуана де Сент-Экзюпери. Опубликованная в 1943 году как детская книжка, эта поэтическая сказка — о мужестве и муд­рости безыскусной детской души, о таких важных «недет­ских» понятиях, как жизнь и смерть, любовь и ответствен­ность, дружба и верность. Рисунки в книге выполнены самим автором и не менее знамениты, чем сама книга. Важно, что это не иллюстрации, а органическая часть произведения в целом: сам автор и герои сказки все время ссылаются на ри­сунки и даже спорят о них. «Ведь все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит» — Антуан де Сент-Экзюпери, из посвящения к книге. Во время встречи с автором Маленький принц уже знаком с рисунком «Слон в удаве».

Интересна история публикация сказки А. Сент-Экзюпери:

Написана в 1942 году в Нью-Йорке.

Впервые опубликована в 1943 г. в США издательством «Reynal & Hitchcock». Вышла в печати сначала на английском (англ. «The Little Prince», в переводе Катерины Вудс); затем на французском языке.

Первое французское издание: «Editions Gallimard», 1946 г.

В русском переводе: Нора Галь, 1958 г.

Образы героев сказки А. Сент-Экзюпери «Маленький принц» имеют свои прототипы. Образ Маленького принца од­новременно и глубоко автобиографичен, и как бы отстранен от взрослого автора-летчика. Он рожден из тоски по умираю­щему в себе маленькому Тонио — потомку обнищавшего дво­рянского рода, которого в семье называли за его белокурые (сперва) волосы «Королем-Солнце», а в колледже прозвали Лунатиком за привычку подолгу смотреть на звездное небо. Само словосочетание «Маленький принц» встречается, как вы наверно заметили, еще в «Планете людей« (как и многие дру­гие образы и мысли). А в 1940 году в перерывах между боями с фашистами Экзюпери часто рисовал на листке мальчика — когда крылатого, когда верхом на облаке. Постепенно крылья сменит длинный шарф (какой, кстати, носил и сам автор), а облако станет астероидом Б-612.

Прообраз капризной и трогательной Розы тоже хорошо из­вестен, это, безусловно, жена Экзюпери Консуэло— импуль­сивная латиноамериканка, которую друзья прозвали «малень­ким сальвадорским вулканом». Кстати, в оригинале автор все­гда пишет не «Роза», а «1а fleur» — цветок. Но во французском языке это слово женского рода. Поэтому в русском переводе Нора Галь заменила цветок Розой (тем более, что на рисунке это действительно роза). А вот в украинском варианте ничего заменять не пришлось — «ля флер» без труда стала «квпгкой».

Насчет другого героя Лиса споров о прообразах и вариан­тах перевода было много. Вот что пишет переводчица Нора Галь в статье «Под звездой Сент-Экса»: «Когда «Маленький принц» печатался у нас впервые, вышел жаркий спор в редак­ции: Лис в сказке или Лиса— опять-таки, женский род или мужской? Кое-кто считал, что лисица в сказке— соперница Розы. Здесь спор уже не об одном слове, не о фразе, но о по­нимании всего образа. Даже больше, в известной мере— о понимании всей сказки: ее интонация, окраска, глубинный внутренний смысл — все менялось от этой «мелочи». А я убе­ждена: биографическая справка о роли женщин в жизни Сент- Экзюпери понять сказку не помогает и к делу не относится. Уж не говорю о том, что по-французски le renard мужского рода. Главное, в сказке Лис — прежде всего друг. Роза — любовь, Лис — дружба, и верный друг Лис учит Маленького принца верности, учит всегда чувствовать себя в ответе за лю­бимую и за всех близких и любимых». Можно добавить еще одно наблюдение. Необычно большие уши Лиса на рисунке Экзюпери, скорее всего, навеяны маленькой пустынной ли­сичкой фенек — одно из многочисленных существ, приручен­ных писателем во время службы в Марокко.

Многие изучавшие французский язык (включая профес­сиональных филологов) считают «Маленького принца» луч­шим пособием для освоения французского языка на началь­ном этапе.

В 2003 году луна астероида «45 Eugenia» (открыт астро­номами в 1998 году на телескопе в Mauna Кеа, Гавайи) была названа «Маленький принц». Одновременно название связано с погибшим в молодости принцем Наполеоном-Эженом (Наполеон IV), сыном императрицы Евгении, в честь которой назван сам астероид.

Читательская любовь к Антуану де Сент-Экзюпери сродни безнадежной страсти жителей пустыни к фонтанам и цветам, ко­торые, как им казалось, должны бы ждать их в раю, а не при жизни. Все взрослые читали «Маленького принца» (думаю, Эк­зюпери для всех читателей начинается именно с этой книги) в детстве или в очень ранней юности, как раз в то время, когда уже начинаешь осознавать свое одиночество и абсурдную, нелепую зависимость от воли окружающих тебя взрослых, а стратегия «партизанской войны» с ними еще не продумана; мир кажется не только враждебным, но и весьма мрачным местом. И тут появля­ется Антуан — тот, который все понимает. Тот, который пони­мает немного больше, чем мы сами, и гораздо больше, чем про­чие («взрослые никогда ничего не понимают сами, а для детей очень утомительно без конца им все объяснять и растолковы­вать», — снисходительно замечает Экзюпери).

Очевидно, наш «детский бог» куда милостивей к нам, де­тям, чем «бог взрослых» — к взрослым. Как минимум, одним благодатным дождем он на нас проливается... а тот факт, что жаркое солнце пустынного мира взрослых людей быстро (слишком быстро) заставляет испариться эту влагу, не мешает нам всю жизнь любить Антуана де Сент-Экзюпери — не лет­чика, не писателя, не человека, а дождь... или водопад. Мы вспоминаем его, как бедняги мавры вспоминали водопад, уви­денный ими в Савойе... и подобно маврам, заранее уверены, что это чудо непременно закончится.

«— Нам пора, — говорил провожатый. Они словно окаме­нели.

— Не мешай... И замолкали, и серьезно, безмолвно созер­цали это нескончаемое торжественное таинство. Здесь из чре­ва горы вырывалась жизнь, живая кровь, без которой нет че­ловека. Столько ее изливалось за одну секунду, — можно бы воскресить все караваны, что, опьянев от жажды, канули наве­ки в бездны солончаков и миражей. Перед ними предстал сам бог, и не могли они от него уйти. Бог разверз хляби, являя свое могущество, и три мавра застыли на месте.

—     Неужели вы не насмотрелись? Пойдемте...

—     Надо подождать.

—     Чего ждать?

—     Пока вода кончится.

Они хотели дождаться часа, когда бог устанет от собствен­ного сумасбродства. Он скоро опомнится, он скупой». Как и эти мавры, мы не столько наслаждаемся чудом, сколько терпеливо ждем его завершения. Поиски останков летчика, которого звали Антуаном, и его самолета пронизаны странной уверенностью в том, что любое чудо недолговечно, а волшебник — не жилец на этом свете. Скажу больше: в глубине души взрослым хочется получить неопровержимые доказательства того печального факта, что их «скупой бог» действительно устал от собственно­го сумасбродства и опомнился. Потому что «об иных чудесах лучше хранить молчание. Лучше и думать-то о них поменьше, не то совсем запутаешься...» Возможность торжественно похо­ронить останки Антуана де Сент-Экзюпери кажется его почита­телям гораздо более привлекательной, чем необходимость сми­риться с мыслью о том, что он не погиб, а просто исчез.

Вопросы по докладу:

1)  О чем сказка А. Сент-Экзюпери «Маленький принц»?

2)    Кто был для писателя прообразом Маленького принца?

3)    Кто стал прототипом Розы?

4)    Какие споры велись о том, кто явился прототипом Лиса?

5)    Что вспоминают взрослые люди из детской сказки А. Сент-Экзюпери «Маленький принц»?