Южное восстание (восстание Черниговского полка)

Восстание 14 декабря послужило сигналом к восстанию на юге.

Южное общество и соединившееся с ним Славянское общество напряженно ожидали восстания. Южные декаб­ристы узнали о смертельной болезни императора Александра I раньше, чем в Петербурге. Фельдъегери из Та­ганрога в Варшаву проезжали через южную станцию Умань и сообщили декабристу Волконскому, что импера­тор при смерти. Кроме того, южане раньше узнали и о доносах на тайное общество, поданных покойному импе­ратору. Было ясно, что в сложившейся обстановке меж­дуцарствия обязательно произойдет выступление тайного общества. По принятому еще ранее решению, первым дол­жен был выступать Петербург. И лишь после сигнала из Петербурга, при известии, что восстание в столице не разбито, а имеет хотя бы первый успех, должны были выступить южные войска.

Маршрут восстания сложился следующим образом: первой восстала 5-я рота Черниговского полка, стоявшая в Трилесах. Вечером того же 29 декабря она пришла в  деревню Ковалевку, где соединилась с другой ротой того же полка — 2-й гренадерской. Ранним утром 30 декабря С. Муравьев-Апостол во главе двух рот вступил в Васильков, где к нему присоедини­лись другие роты Черниговского полка. Полк оказался, таким образом, почти весь в сборе. Из Васильков 31 де­кабря после полудня восставшие войска двинулись в де­ревню Мотовиловку, куда пришли к вечеру. 1 января в Мотовиловке полку была объявлена дневка. Это вызвало недовольство солдат, требовавших быстрых действий. Из Мотовиловки восставшие двинулись на Белую Церковь, но, не доходя до нее, остановились в селении Пологи, откуда еще раз, резко переменив маршрут, стали двигаться к Трилесам и, пройдя деревню Ковалевку, не дойдя до Трилес, встретили отряд генерала Гейсмара, ко­торый их разбил. Таков маршрут восстания.

На месте восстания остались убитые — в их числе крестьяне, шедшие за полком в его обозе, и три офицера. Со стороны правительственных войск убитых и раненых не было. Было арестовано 869 солдат и пять офицеров вос­ставшего Черниговского полка. Брат Муравьева-Апостола Ипполит, только что прибывший из Петербурга вестником северного восстания, застрелился на поле боя. Щепило был убит. Сухинов бежал. Сергей Муравьев-Апостол и Бесту­жев-Рюмин были арестованы на поле боя с оружием в руках. Раненый Кузьмин скрыл в рукаве пистолет и застрелился в первой корчме, где остановился его конвой.

 

«Суд» для Декабристов

 

Сразу же после восстания на Сенатской площади, в ночь на 15 декабря в Петербурге начались аресты. Декабристов возили на допрос непосредственно к самому Николаю I в Зимний дворец из которого, по меткому выражению Декабриста Захара Чернышева, в эти дни «устроили съез­жую». Николай сам вступал в роли следователя и до­прашивал арестованный (в комнатах Эрмитажа). После допросов «государственных преступников» отсылали в Петропавловскую крепость, в большинстве случаев с лич­ными записочками царя, где указывалось, в таких усло­виях должен содержаться данный арестант. Декабрист Якушкин был, например, прислан со следующей царской запиской: «Присылаемого Якушкина заковать в ножные и ручные железа; поступать с ним строго и не иначе содержать, как злодея».

Следствие было сосредоточено не на идеологии декабристов, не на их политических требованиях, а на вопросе цареубийства.

Поведение декабристов на следствий было различно. Многие ив них не проявили революционной стойкости, по­теряли почву под ногами, каялись, плакали, выдавали то­варищей. Но были случаи и личного геройства, отказа да­вать показания и выдавать заговорщиков. В числе стой­ких и державших себя с достоинством были Лунин, Якушкин, Андреевич 2-й, Петр Борисов, Усовский, Ю. Люблинский и другие. Пестель сначала отвечая на все вопросы полным отрицанием: «Не принадлежа к здесь упоминаемому обществу и ничего не знав о его существо­вании, тем еще менее могу сказать, к чему стремится истинная его цель и какие предполагало оно меры к до­стижению оной», — отвечал он, например, на вопрос о цели тайного общества[1]. Позже, многими выданный, он был вынужден давать, подробные ответы.

«Я никем не был принят в число членов тайного об­щества, но сам присоединился к оному, — гордо отвечает следователям декабрист Лунин. — Открыть имена их [чле­нов] почитаю противным моей совести, ибо должен бы был обнаружить Братьев и друзей»[2].

Замечательно одно место следственного дела Михаила Орлова. Даже под арестом, во время допросов, прорва­лась у него внезапно мысль о том, что восстание могло бы победить при других обстоятельствах. На вопрос, по­чему он не выдал заговорщиков, хотя знал об их планах и даже в самое последнее время, Михаил Орлов ответил: «Теперь легко сказать: «Должно было донести», ибо все известно и преступление совершилось. Но тогда не позво­лительно ли мне было, по крайней мере, отложить на не­которое время донесение. Но, к нещастию их, обстоятель­ства созрели прежде их замыслов и вот отчего они про­пали». Набранные курсивом слова Николай I дважды под­черкнул, а над словами «но к нещастию» поставил одиннадцать восклицательных знаков, причем справа, на полях около этого места поставил еще один, дополнитель­ный — двенадцатый — восклицательный знак огромного размера.[3]

Но вместе с тем многие следственные дела декабрис­тов содержат многочисленные покаянные обращения к ца­рю и членам комиссии, слезливые письма раскаявшихся «преступников», клятвы заслужить, прощение. Почему так много членов общества не проявили стойкости? Ответ представляется ясным. За заключенными в Петропав­ловской крепости участниками восстания 14 декабря не стояло революционного класса. За стенами тюрьмы они не чувствовали опоры, и многие упали духом. В тюрьме про­исходили и случаи самоубийства (так, разбил себе голову о стену тюремной камеры декабрист Булатов). Заковы­вание «в железа» было формой физической пытки (дру­гих форм, по-видимому, не применяли), но не менее тяжелы были и моральные пытки — запугивание, обнадеживание, влияние на семью, угрозы смертной казни и пр.

Царские власти были заинтересованы в широком опо­вещении дворянского общества о якобы «глубоком рас­каянии» заключенных, признающих-де ошибочность выступления и восхваляющих милосердие царской власти. Между прочим, для этой цели широко распространялся через полицию и губернскую администрацию один доку­мент, представлявший собой объединение трех писем — предсмертного письма Рылеева к жене, письма декабри­ста Оболенского к отцу и покаянного письма Якубовича, также к своему отцу. Все три письма распространялись правительством официальным путем: об этом ярко сви­детельствует особое «дело» канцелярии петербургского гражданского губернатора, в котором эти покаянные пись­ма аккуратно подшиты к официальным сообщениям о следствии и суде, выдержкам из сенатских ведомостей и пр.[4]

Во время следствия очень быстро — при первых же вопросах — прозвучало имя А. С. Пушкина. Открылось, ка­кое огромное значение имели для декабристов его стихи. Немало вольнодумных стихов — Рылеева, Языкова и дру­гих известных и безвестных поэтов -- нашлось при обыс­ке и было записало при допросах. Открылись неизвест­ные армейские поэты (Жуков и др.) сочинявшие стихи в подражание Пушкину и Рылееву.

Николай I особенно боялся стихов; они могли легко распространиться, их могли списать или запомнить на­изусть даже писцы Следственной комиссии. Поэтому во время следствия царь отдал приказ, который никогда не забудет история русской литературы: «Из дел вынуть и сжечь все возмутительные стихи». Приказ был выполнен, стихи были сожжены; среди них, вероятно, было много произведений, так и оставшихся нам не известными, не­мало и пушкинских стихов. Случайно уцелела запись лишь одного пушкинского стихотворения «Кинжал». Его записал на память по требованию следствия декабрист Громнитский (член Общества соединенных славян). Бе­стужев-Рюмин, показал он, «в разговорах своих выхвалял сочинения Александра Пушкина и прочитал наизусть од­но... не менее вольнодумное. Вот оно...» Далее следовал записанный наизусть текст пушкинского «Кинжала». Его не удалось «вынуть и сжечь» согласно царскому приказу: он расположился на двух смежных страницах показа­ний, обороты которых были заняты важными текстами допроса, не подлежавшими уничтожению. Тогда военный министр Татищев, председатель Следственной комиссии, все же нашел выход из положения: он густо зачеркнул текст пушкинских стихов, в начале и конце поставив «скрепу» следующего содержания: «С высочайшего соиз­воления вымарал военный министр Татищев»[5].

«В теперешних обстоятельствах нет никакой возмож­ности ничего сделать в твою пользу, — писал Жуковский поэту, томившемуся в ссылке в Михайловском. — Ты ни в чем не замешан, это правда. Но в бумагах каждого из действовавших находятся стихи твои. Это худой спо­соб подружиться с правительством»[6].

Никакого суда над декабристами в сущности не было. Пародия на суд происходила при закрытых дверях, в глу­бокой тайне. Вызываемым декабристам спешно предлагали засвидетельствовать их подписи под показаниями на след­ствии, после чего читали заранее заготовленный приговор и вызывали следующий «разряд». «Разве нас судили? — спрашивали потом декабристы. — А мы и не знали, что это был суд...»

Пятеро декабристов были поставлены «вне разрядов» и приговорены к четвертованию. Но Николай заменил чет­вертование повешением.

Выписка из протокола Верховного уголовного суда от 11 июля 1826 г. гласила: «Сообразуясь с высокомонаршим милосердием, в сем деле явленным... Верховный Уго­ловный суд по высочайше предоставленной ему власти при­говорил: вместо мучительной смертной казни четвертова­нием, Павлу Пестелю, Кондратию Рылееву, Сергею Мура­вьеву-Апостолу, Михаиле Бестужеву-Рюмину и Петру Ка­ховскому приговором суда определенной, сих преступни­ков, за их тяжкие злодеяния, повесить»[7].

В ночь на 13 июля на кронверке Петропавловской кре­пости при свете костров устроили виселицу и рано утром вывели заключенных декабристов из крепости для совер­шения казни. На груди у приговоренных к повешению висели доски с надписью: «Цареубийца». Руки и ноги были у них закованы в тяжелые кандалы. Пестель был так изнурен, что не мог переступить высокого порога калитки, — стража вынуждена была приподнять его и пе­ренести через порог.

Утро было мрачное и туманное. В некотором отдале­нии от места казни собралась толпа народа.

Начальник кронверка позже рассказывал: «Когда от­няты были скамьи из-под ног, веревки оборвались и трое Преступников... рухнули в яму, прошибив тяжестью своих тел и оков настланные над ней доски. Запасных веревок не было, их спешили достать в ближайших лавках, но было раннее утро, все было заперто, почему исполнение казни промедлилось. Однако операция была повторена и на этот раз совершилась удачно». К этому страшному рассказу можно добавить цинически лаконичное «всепод­даннейшее донесение» санкт-петербургского генерал-гу­бернатора Голенищева-Кутузова, где указаны имена сор­вавшихся с виселицы: «Экзекуция кончилась с должной тишиной и порядком, как со стороны бывших в строю войск, так и со стороны зрителей, которых было немного. По неопытности наших палачей и неумению устраивать виселицы при первом разе трое, а именно: Рылеев, Ка­ховский и Муравьев — сорвались, но вскоре были опять повешены и получили заслуженную смерть. О чем ваше­му величеству всеподданнейше доношу»[8].

Всех прочих заключенных декабристов вывели во двор крепости и разместили в два каре: в одно — принадле­жавших к гвардейским полкам, в другое — прочих. Все приговоры сопровождались разжалованием, лишением чи­нов и дворянства: над осужденными ломали шпаги, сры­вали с них эполеты и мундиры и бросали в огонь пылаю­щих костров.

Моряков-декабристов отвезли в Кронштадт и в то утро исполнили над ними приговор разжалования на флагман­ском корабле адмирала Кроуна. Мундиры и эполеты были с них сорваны и брошены в воду. «Можно сказать, что первое проявление либерализма старались истреблять все­ми четырьмя стихиями — огнем, водою, воздухом и зем­лею»,— пишет  в  своих  воспоминаниях  декабрист В.И. Штейнгель.

Свыше 120 человек декабристов было сослано на раз­ные сроки в Сибирь, на каторгу или поселение. Разжа­лованные в рядовые были сосланы на Кавказ. Были де­кабристы, побывавшие и в Сибири, и на Кавказе (Лорер, Одоевский и др.): по отбытия известного срока наказания в Сибири они в качестве «милости» были определены ря­довыми в Кавказскую армию где производились военные действия. Их посылали под пули.

К числу казненных надо прибавить насмерть запо­ротых солдат-декабристов, иные из которых были про­гнаны сквозь строй 12 раз, т. е. получили 12 тысяч шпиц­рутенов. В числе этих солдат были рядовые Саратовского пехотного полка (из бывших семеновцев) Федор Николае­вич Анойченко и Федор Николаев, солдаты Черниговского полка Алимпий Борисов и Дрокопий Никитин, фельдфе­бель Черниговского полка Михей Шутов и другие.

Часть солдат-декабристов была прогнана сквозь строй меньшее количество раз, менее активнее были лишены знаков отличия и сосланы на Кавказ; туда же был от­правлен и весь штрафной Черниговский полк. Существо­вало мнение, что на каторгу в Сибирь солдаты — участники восстания не ссылались, но не так давно в сибирских архивах были отысканы документы, показывающие, что некоторые солдаты были сосаны в Сибирь, причем на­чальство принимало все меры, чтобы они не столкнулись там с сосланными декабристами.

 

 



[1] Восстание декабристов, т. 4, с. 47.

[2] Восстание декабристов. М.; Л., 1927, т. 3, с. 115, 121.

[3] ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 83, л. 24 об. (дело Михаила Орлова)

[4] Государственный исторический архив Ленинградской области, д. 45-А, оп. 253, «Книга. Происшествие 14 декабря 1825 г.».

[5] ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 447, л. 19 и след. (дело И.И. Иванова).

[6] Письмо от 12 апреля 1826 г. – В кн.: Пушкин А.С. Сочинения.

    Переписка / Под ред. И с примеч. В.И. Саитова. СПб., 1906, т. 1.

[7] Декабристы / Изд. В.М. Саблина. М., 1906, с. 107

[8] Былое, 1906, №3, с. 232.

Сейчас смотрят:{module Сейчас смотрят:}