Союз благоденствия

Союз благоденствия также был конспиративной органи­зацией и имел те же основные цели борьбы, что и Союз спасения,—ликвидацию крепостного права и самодержа­вия. Первое время и этот Союз отстаивал идею создания конституционной монархии, в которой права монарха ог­раничивались бы законами и существовал бы представи­тельный строй. Однако Союз благоденствия попытался яснее определить «средства» борьбы и овладеть той основ­ной силой, которая, по мнению декабристов, двигала исто­рией. Что же это была за сила?

Последователи философов-просветителей XVIII в., декабристы полагали, что «миром правят мнения». Обще­ственное мнение — вот сила, которой надо овладеть, Именно она свалит феодализм. Пестель полагал, что фео­дальная аристократия «общим мнением всегда потрясена быть может» («Русская Правда»). Создание «общего мнения» и должно было предшествовать революции и стать ее движущей силой. Исходя из этого понимания, декаб­ристы выразительно называли революцию «общим развержением умов...»

Для овладения общественным мнением Союз благоден­ствия должен был, по планам декабристов, создать целую сеть тайных и явных (легальных) организаций и руко­водить ими. Было запроектировано создание повсюду ли­тературных, научных, педагогических, хозяйственных обществ, женских организаций и кружков молодежи. Пред­полагалось издание журнала «Россиянин XIX века». Купили литографский станок для печатания материалов тайного общества, подлежащих распространению, но сначала не сладили с его техникой, тогда крайне несовер­шенной. Со­гласно новому уставу в тайное общество должны были приниматься не только дворяне, а также купцы, мещане, духовные лица и свободные крестьяне. Предполагалось, что в течение двадцати лет будет готовиться общественное мнение и примерно около 1840 г. произойдет рево­люция.

Число членов тайного общества действительно увели­чилось: оно возросло раз в десять и превысило 200 чело­век. Передовая молодежь повсюду смело выступала про­тив старых, отживших форм жизни, тормозивших движе­ние страны вперед. Она всюду смело заявляла «слово истины», как говорил декабрист Якушкин, и «гремела» в гостиных, театрах и клубах, выступая против Аракчеева, крепостного права, палок и военных поселений. Чацкий, произносящий жаркие речи против старой жизни,— живая фигура того времени, а «Горе от ума» — великий памят­ник эпохи.

Между тем процессы общественного брожения разви­вались все дальше. Хотя Александр I, открывая в 1818 г. варшавский сейм, и обещал даровать конституцию всей России, обещания своего он не исполнил. Да этим обе­щаниям, собственно, никто и не верил.

В то время были распространены острые святочные по­литические песни под названием «ноэлей». В этих песнях действующими ли­цами были младенец Христос, дева Мария и политиче­ские деятели эпохи. Молодой Пушкин, друг декабристов, сам член одного из литературных объединений Союза благоденствия — «Зеленой лампы», в своем «ноэле», на­писанном к рождеству 1818 г., высмеивал царские обе­щания. Младенец Христос обрадовался, узнав, что царь обещает конституцию:

 

От радости в постели

Запрыгало дитя:

— Неужто в самом деле,

Неужто не шутя? А мать ему:

«Бай-бай, закрой свои ты глазки,

Пора уснуть бы наконец,

Послушавши, как царь-отец

 Рассказывает сказки».

 

Эта песня стала широко известна. Ее распевали по­всюду.

Далеко не все, задуманное членами Союза благоден­ствия, было осуществлено — многое так и осталось в за­мысле. Но все же почти за три года своего существования (1818—1821) Союз благоденствия сделал немало. Преж­де всего он оформился организационно и развернул боль­шую работу над своей программой, создал первую часть «Зеленой книги» — устава Союза, начал работать над вто­рой частью, содержавшей изложение его сокровенной цели. Союз вырос численно, создал ряд новых от­делов. Главные управы, как показывает Сергей Муравьев-Апостол, «находились в Петербурге, Москве и Тульчине». Глав­ная — Коренная управа общества находилась в столи­це — Петербурге. По показанию С. Трубецкого, управы Союза благоденствия были заведены в Полтаве, Тамбове и Нижегородской губернии. Большую роль играла Киши­невская управа. По-видимому, существовала и Киевская управа. Всего известно около полутора десятков управ Союза благоденствия.

'Было организовано несколько обществ. Литературное общество «Зеленая лампа» являлось филиалом Союза бла­годенствия. Оно собиралось на квартире Никиты Всево­ложского, в комнате, освещенной зеленой лампой. После того как найдена часть архива «Зеле­ной лампы», нет сомнений в том, что ее членов интересовали не только литературные, но и политические про­блемы. Только что рассказанная утопия Улыбышева «Сон» — из этого архива. В незаконченном послании А.С. Пушкина к «Зеленой лампе» недаром упоминается и о лозунге равенства, и о фригийском колпаке — симво­ле революционной Франции:

 

Вот оп, приют гостеприимный,

Приют любви и вольных муз,

Где с ними клятвою взаимной

Скрепили вечный мы союз,

Где дружбы знали мы блаженство,

Где в колпаке за круглый стол

Садилось милое равенство...

Была попытка Николая Тургенева создать «Журнальное общество», или, как он называл его, «Общество 19-го года и 19-го века». В нем и было намечено издавать журнал «Россиянин XlX века», или «Архив политических наук и Российской словесности». Уже готовился первый номер журнала, обсуждались на заседаниях написанные для него статьи. Но царская цензура свирепела день ото дня, было запрещено печатать что бы то ни было о кре­постном праве. В этих условиях выход в свет задуман­ного журнала не мог состояться.

Значительна деятельность декабристов в «Вольном обществе любителей Российской словесности» и особенно в «Вольном обществе учреждения училищ по методе взаим­ного обучения», т.е. в организации, распространявшей ланкастерскце школы. Ланкастерский метод был способом массового распространения просвещения. Его идеей была быстрая передача первоначальных знаний сразу боль­шому числу учеников: учитель давал бесплатный урок группе наиболее способных учеников, которые не­медля шли в группы еще не обученных и передавали им знания, полученные на уроке. Таким образом, обученные 10—15 человек сразу же могли обучить более сотни других учеников. Председателем общества был член Сою­за благоденствия граф Федор Толстой, одним из его заме­стителей — Федор Глинка, одним из секретарей — В. Кю­хельбекер. Общество действовало среди бедного люда. Большую роль ланкастерская система сыграла в армии — в Петербурге в училище для взрослых при штабе гвар­дейского корпуса и в казармах лейб-гвардии Павловского полка. Особенно велика была роль ланкастерского обуче­ния на юге, в дивизии декабриста Михаила Орлова. В Пе­тербурге Союз благоденствия обучил около тысячи людей, на юге — полторы тысячи.

Мы видим, что работа Союза благоденствия была не­малой.

Особенно стремились члены Союза благоденствия при­влечь к себе молодежь, оторвать ее от старого лагеря; они понимали, что надо противодействовать «староверству закоснелого дворянства» и иметь возможность воздейст­вовать «на мнение молодежи». Члены Союза благоденст­вия открыто протестовали против крепостного права, воз­мущались Аракчеевым, военными поселениями, жестокой расправой с восстанием поселений в 1819 г., мобилизовывали общественное мнение против мракобесов Магниц­кого и Рунича, защищали передовую науку своего време­ни, предавали позору жестоких помещиков, освобождали от крепостной неволи талантливых самоучек, ратовали за распространение ланкастерских школ.

Противоборство беззакониям царского суда также вхо­дило в программу Союза благоденствия. В результате этой работы Союза, по свидетельству Глинки, «многие взяточники обличены, люди бескорыстные восхвалены, многие невинно утесненные получили защиту; многие вы­пущены из тюрем... иные, уже высеченные (по пересмот­рении дел) прощены и от ссылки избавлены... купец Савастьев уже с дороги в Иркутск возвращен и водворен благополучно в семействе, а другой костромской мещанин, высеченный, лишенный доброго имени и сосланный в крепостную работу, ...найден невинным и освобожден от крепостной работы, и возвращен восвояси, и отдано ему честное имя»[1].

Ряд членов Союза благоденствия писал обстоятельные записки для подачи царю о вреде крепостного права, о не­обходимости его отменить, о неотложности реформ.

Пушкинская «Деревня» также призывала царя к ос­вобождению крестьян. В последних строках знаменитого стихотворения гораздо более требования к царской вла­сти, нежели надежды на нее:

Увижу ль, о друзья, народ неугнетенный

И рабство, падшее по манию царя,

И над отечеством свободы просвещенной

Взойдет ли наконец прекрасная заря?

 

Но заря не взошла. Стихи Пушкина были вручены Александру I, тот просил передать поэту благодарность — едва ли искреннюю. Но через несколько месяцев царь сказал, что Пушкина надобно сослать в Сибирь, потому что «вся Россия наводнена его возмутительными стиха­ми». Вскоре «по манию царя» Пушкина сослали — не в Сибирь, а на юг — в Кишинев

К значительной работе Союза благоденствия отнесем и два совещания («съезда») его Коренной управы: Петер­бургское совещание 1820 г. но вопросу о республике и Московский съезд 1821 г., которые повернули движение и декабристов на новую дорогу.



[1] ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 82 (Ф. Глинка); Чернов С, К истории «Союза благоденствия»: (Из бумаг Ф.Н. Глинки). – Каторга и ссылка, 1926, №2 (23), с. 130-131.

Сейчас смотрят:{module Сейчас смотрят:}