Старый Ростов

Реферат по географии на тему: ’’Старый Ростов’’.

 
Первая половина XIX века – важный этап в истории Рос-това. Если во второй половине XVIII в. Ростов был крупным оборонительным узлом на рубежах страны, то новый этап в ис-тории города был связан с быстрым ростом его экономического значения.
Чиновник Новороссийского генерал-губернаторства П. Са-фонов, посетивший Ростов в 1827г., писал о городе «…его оду-шевляет какая-то деятельность, свойственная всем торговым городам. Причиной оной – благодетельный Дон, быстро текущий у самого Ростова. Сойди к пристани – и ты удивишься, увидя берега реки, заваленные хлебом, железом, медью, лесом и про-чим.
Ростов оказался в центре обширной территории на юге страны, где после устранения непосредственной военной опас-ности и освоения южных морских путей, связавших Россию со странами Европы, происходило интенсивное развитие сельского хозяйства. Постоянный рост спроса на продукцию сельского хо-зяйства на внутреннем и внешнем рынках вызвал значительное развитие торгового земледелия, которое способствовало быст-рому экономическому освоению девственных степей.
Весной и осенью на степных дорогах можно было видеть десятки подводов с зерном, предназначенным на экспорт. Сотни барок и лодок доставляли хлеб по Дону в Ростов и Таганрог, откуда он совершал далекое путешествие в Италию, Францию, Англию, и другие страны Западной Европы.
Быстрый экономический рост Ростова в первой половине XIX века был связан с его участием во внешней торговле Рос-сии. До 1836 г. Ростов не проводил самостоятельных торговых операций, а был по существу огромным перевалочным пунктом, откуда хлеб, сало, шерсть, льняное семя, металлы и другие товары доставлялись по Дону и морю к Таганрогу и через его таможню отправлялись за границу. Это делало Таганрог круп-нейшим внешнеторговым портом на юге России, уступавшим лишь Одессе. Вместе с тем отсутствие в Ростове собственной тамож-ни отрицательно сказывалось на торговли города. В 1834 г. по поручению новороссийского генерал-губернатора Воронцова Рос-тов посетил известный в то время экономист Ю. А. Гагенмей-стер, который в докладе на имя губернатора указывал на необ-ходимость учреждения в городе самостоятельной таможни. К докладу была приложена об этом же просьба ростовского купе-чества. С учреждением в 1836 г. таможни экспорт Ростова при-обрел самостоятельное значение, и обороты его стали быстро расти. Если в 1836 г. из Ростова было вывезено товаров на 103 тыс. рублей, то через три года на 1820 тыс. рублей, в 1844 г. на 2569 тыс. рублей, а на следующий год на 3289 тыс. рублей. Таким образом, только за 10 лет (1836-1845 гг.) обо-роты Ростовского порта увеличились в 30 раз. Экспорт из Рос-това значительно превзошел таганрогский. Посетивший в 1846 г. известный краевед А. Скальковский писал, что в «торговых отношениях Ростов обладает неотъемлемыми преимуществами пе-ред всеми новороссийскими городами, за исключением, быть мо-жет, одной Одессы. Даже будь Ростов немного ближе к Черному морю, он бы вскоре сделался не только соперником, но даже победителем этой красавицы Черноморья: так выгодно для тор-говли и, следственно, всякого развития его настоящее геогра-фическое положение». Не один порт на юге России не знал столь стремительного роста экспорта, как Ростов.
К середине XIX века он стал крупнейшим хлебоэкспортным портом России, уступавшим только Одессе. Почти целиком хлеб-ный экспорт состоял из пшеницы, отправляемой в Англию.
С 1836 по 1860 гг. вывоз хлеба из Ростовского порта увеличился более чем в 100 раз, льняного семени – почти в 60 раз, и по вывозу его Ростов вышел на первое место в стране. В Ростов льняное семя доставляли из самых различных районов страны: Восточной Украины, Воронежской губернии, Поволжья и Кавказа. Большая часть шерсти и льняного семени тоже отправ-лялась на английский рынок.
Особое место Ростов занимал в российском экспорте же-леза. В 1845-1849 гг. из Ростова было вывезено его 873 тыс. пудов, т. е. Четверть всего экспорта железа из России. В Ростов оно доставлялось с Урала, пройдя длинный путь по ре-кам Чусовой, Каме, Волге и Дону. В городе была учреждена специальная «Железная биржа», которой принадлежали в порту лучшие складские помещения. Железо направляли главным обра-зом в Турцию, откуда ввозили в другие страны Азии, в Египет и на острова Средиземного моря.
Монопольную роль во внешнеторговых операциях играли торговые дома грека Ралли и англичанина Вильяма Эмса, кото-рые имели своих агентов в Екатеринославской губернии, на Волге и Северном Кавказе. В 1845 г. при общем вывозе из Рос-това товаров на сумму 3289 тыс. рублей серебром на долю Рал-ли приходилось около 2-х млн. рублей, а на долю Эмса – 800 тыс. рублей.
Доставка товаров в Ростов и экспорт их за рубеж вызы-вали значительное развитие речного и каботажного судоходст-ва. Почти все товары, экспортировавшиеся из Ростова, вывози-ли вниз по Дону на речных судах и в открытом море перегружа-ли на морские суда. Из Ростова в Азовское море отправилось в 1836 г. 580 судов, а в 1846 – уже 1818 судов.  В 50-х гг. на долю ростовского каботажа приходилась половина всех каботаж-ных судов Азовского моря. Значительная часть их была по-строена на Ростовской верфи, которая была заложена еще в конце XVIII века. Так, в 1839 г. на ней было построено 56 судов. Почти все суда были примитивной конструкции и не большой грузоподъемности. Многие из них могли плыть на море только при попутном ветре. При боковом ветре их относило в сторону, и они обычно бросали якорь. А даже небольшой шторм нередко заканчивался для некоторых из них катастрофой: гибли люди и грузы. В 40-х гг. появились и первые пароходы «Донец» и «Ростов», связавшие Ростов с Таганрогом. Первый из них был построен в Англии, а второй – на Луганском литейном заводе. Серьезным препятствием судоходству в низовьях Дона было об-меление его гирл. В мелководье по ним было трудно пройти не только пароходам, но и небольшим судам. В 50-х гг. XIX века бывали периоды, когда через гирла практически было невозмож-но плавание судам, имеющим грузоподъемность свыше 1000 пу-дов.
Еще в 1834 г. под влиянием многочисленных прошений русских и иностранных купцов новороссийский генерал-губернатор обратился к правительству с ходатайством о прове-дении работ по очистке донских гирл. Но практически работа по углублению гирл началась только в последней трети XIX ве-ка.
С развитием торговли Ростовский порт становится круп-нейшим в стране речным портом. Самым оживленным местом в Ростове была его пристань, протянувшаяся от устья Темерника до т. н. Нахичеванской межи. Вся ее территория была занята складами для хлеба, леса, железа и других товаров. У прича-лов стояли многие десятки судов. Тысячи грузчиков с утра до ночи загружали и разгружали суда. Сотни подвод сновали вдоль берега. Непривычного человека буквально оглушали грохот, скрип, крики людей, ржание лошадей.
Несмотря на быстрый рост грузооборота, Ростовский порт в техническом соотношении представлял тяжелую картину. Не было набережной, специальных причалов и других необходимых гидротехнических сооружений. Из-за отсутствия их суда не могли вплотную подойти к берегу. В зависимости от уровня во-ды в Дону они отстояли от берега на 20 и даже 40 метров.
В 1843 г. новороссийский генерал-губернатор Федоров разрешил из доходов Ростова ежегодно затрачивать 600 рублей серебром в год на сооружение набережной. В Ростов для этого даже была командирована половина состава Екатеринославской рабочей роты. Но, разумеется, такими средствами нельзя было построить такое сложное гидротехническое сооружение, как на-бережная.
В первой половине XIX века в Ростове значительного развития достигла внутренняя торговля. В городе проводились две ярмарки, одна из которых – Рождество-Богородицкая – была после знаменитой. Урюпинской ярмарки самой крупной на юго-востоке страны. В 1845 г. на эту ярмарку было привезено то-варов почти на 3 млн. рублей серебром. Ростовская ярмарка стягивала к себе сельскохозяйственную и промышленную продук-цию из самых различных районов страны.
    На ярмарку доставлялись табуны необъезженных донских коней, тысячи лошадей из Тамбова, Козлова и других мест. Ка-валерийские полки командировали на ярмарку своих ремонтеров для закупки лошадей. Но главное место в ее привозе занимала продукция отечественной промышленности: красный товар, т. е. Бумажные, шелковые и шерстяные изделия (ткани, платки и т. д.). Затем шли металлические предметы, кожа, обувь и другие промышленные товары. Яркое, красочное зрелище представляла сама ярмарка. Почти месяц с 21 августа по 15 сентября, каж-дого года на ней стоял сплошной гул многотысячной и много-язычной толпы, одетой в самые необычные для здешних мест на-циональные наряды.
В середине прошлого века в Ростове только в оптовой торговле продавалось до 15 тыс. пудов сахара, на 350 тыс. рублей металлических изделий. Ежегодно привозилось до мил-лиона пудов крымской соли и на 100 тыс. рублей каменного уг-ля. Ростов был крупнейшим рыбным рынком.
Значительная часть соли, угля хлеба и других товаров, доставлявшихся в Ростов, привозились гужом. В Ростове сходи-лись пять крупнейших дорог того времени: Одесская, Бахмут-ская, Харьковская, Донская-Кавказская и Черноморская. В го-роде скапливались многие тысячи подвод. Сотни чумаков  уво-зили из Ростова донскую рыбу в центральные районы страны, на Украину и даже в Польшу. В Ростов из Крыма они везли соль, с Украины деревянные, гончарные и другие изделия. Весной и осенью, когда наступало бездорожье, на время замирал и чу-мацкий промысел. Но и летом некоторые дороги на долгое время оставались непролазными. Через Ростов проходила главная до-рога, соединявшая Центральную Россию с Кавказом и имевшая большое экономическое и стратегическое значение. Когда на-ступало половодье, водой заливалось огромное пространство между Ростовом и селом Батайским (ныне г. Батайск). Сообще-ние поддерживалось кое-как с помощью судов. Но когда вода сходила, даже самые мелкие суда не могли пройти по многочис-ленным протокам, да и гужевой транспорт не в силах был пре-одолеть грязь и топи, становившиеся местом обитания миллиар-дов комаров, которые распространяли в городе малярию. Не случайно А. А. Скальковский писал: «остающиеся от весеннего разлива топь и грязь заражают воздух и бывают причиной (в Июне и Июле) тяжких горячек в Ростове».
В первой половине XIX века промышленность в Ростове была развита слабо, хотя в сравнении с другими многочислен-ными городами страны, имевшими в основном административное значение, он выглядел даже промышленным городом. Декабрист А. Е. Розен, посетивший город в 1839 году отмечает в своих записках: «Ростов богат различными заводами имеет верфь и примечательную ярмарку». Одним из первых предприятий, воз-никших в Ростове, была судостроительная верфь, на которой строились мелкие суда для речного и морского каботажного су-доходства. Затем появились лодочный и пивоваренный, несколь-ко салотопенных и несколько шерстомоек. В середине XIX в. для нужд салотопенных отправлялись на убой до 13 тыс. голов скота. заводы вырабатывали до 20 тыс. пудов сала.
В 1850 г. в Ростове было 9 шерстомоек. Самые крупные из них принадлежали иностранным купцам. Шерстомойки, на ко-торых было занято от 7 до 10 тыс. рабочих ежегодно перемалы-вали до 200 тыс. пудов шерсти. Часть шерсти направлялась на экспорт, другая отправлялась на суконно-шерстяные заводы страны. В 1846 г. купцом Яшенковым был основан первый в Рос-тове чугунолитейный завод (ныне завод «Красный Дон»), а в 1850 г. в городе числилось 53 завода и фабрики, которые про-извели в том году продукции на 276 тыс. рублей. В их числе были 9 шерстяных, 5 кожевенных, 5 овчинных, 5 свечных, 3 са-лотопенных, 3 кирпичных, 3 табачных, 6 рыбоспетных фабрик и заводов и т. д. Большинство из этих предприятий были мелкими мастерскими, имевшими по нескольку рабочих. Только по недо-разумению, а точнее - вследствие крайнего несовершенства официальной статистики они были отнесены в разряд заводов и фабрик. Не случайно поэтому другие официальные данные сооб-щали о меньшем количестве промышленных предприятий в Росто-ве.
К началу 60-х гг. в городе Нахичевани, который к этому времени территориально уже почти слился с Ростовом, было 40 промышленных предприятий (2 табачных, 11 салотопенных, 5 хлопчатобумажных, 4 свечных и т. д.). Все они были неболь-шие, с общим объемом производства 100 тыс. рублей в год. Ра-бочих нещадно эксплуатировали: они работали от восхода до захода солнца, а получали нищенскую плату. известно, что в 50-х гг. на ростовских шерстомойках рабочие получали не бо-лее 20-30 копеек за длинный летний рабочий день.
В Ростове проживало значительное количество ремеслен-ников, обслуживавших местное население. Так, в 1853 г. их в городе 650 человек, почти две трети которых были сапожниками и портными. Большую часть ремесленников составляли иногород-ние, т. е. Приехавшие в Ростов на заработки. Много ремеслен-ников было и в Нахичевани.
С ростом экономического значения Ростова рос и сам го-род, увеличивалось его население. В 1809 г. в городе было 3 тыс. жителей, в 1823-6594, в1833-8138, в 1841-9050, в 1850-10960, в 1860-17574. таким образом, за 50 предреформенных лет численность населения Ростова увеличилась в 6 раз, при-чем в последнее десятилетие почти в двое. В действительности населения было значительно больше. Официальная статистика не учитывала пришлых людей, которых обычно было намного больше, чем постоянных. Так, в начале 50-х гг., когда постоянное на-селение города немногим превышало 11 тыс. человек ежегодно в город приходили на заработки до 15 тыс. постоянных и пришлых жителей. Основную часть составляли государственные крестьяне Центральной России, главным образом из Орловской и Курской Губерний, и одни направлялись на шерстомойки, где работало до 10 тыс. человек, другие находили заработок в порту, на рыбных промыслах и различных сезонных работах.
По своему сословному составу постоянное население го-рода являлось мещанским. В 1850 г. из 10960 жителей Ростова мещан и цеховых было 6419 человек, разночинцев – 1972 чело-века, крестьян 519 человек. Значительную группу жителей Рос-това составляли купцы и члены их семей. Так, купеческое на-селение города увеличилось со 117 человек в 1823 г. до 1065 человек в 1850 г. остальные сословные группы населения были невелики: дворян – 464, духовенство – 61 человек и т. д. Все это дает основание сделать вывод, что еще в середине прошло-го столетия социальная структура населения Ростова носила в большой степени буржуазный характер.
С 1784 г. крепость Св. Дмитрия вместе с Нахичеванью, Азовом и Таганрогом входила в состав Мариупольского уезда Екатеринославского наместничества, которое охватывало обшир-ную территорию на юге страны. В 1796 г. наместничество было ликвидировано и все его уезды вошли в состав огромной Ново-российской губернии. В 1797 г. эта губерния получила новое административное деление: была разделена на 12 уездов, одним из которых был Ростовский уезд. С этого времени Ростов ста-новится уездным городом. Еще несколько лет, вплоть до 1806 г. его уездные учреждения находились в Таганроге, в то время самом крупном портовом городе на Азовском побережье. В указе Александра I от 17 августа 1806 г. о переводе присутственных мест из Таганрога в Ростов впервые наш город был назван Рос-товом. Пост же его стали называть Ростовом-на-Дону в отличие от Ростова Ярославского.
В 1802 г. огромная Новороссийская губерния была разде-лена на три: Николаевскую, Таврическую и Екатеринославскую. Ростовский уезд вошел в состав Екатеринославской губернии, и только в 1887 г. Ростов был передан Области войска Донского. В 1811 г. город Ростов получил свой герб, отразивший былое военное значение города. «В голубом поле башня, изображающая преграду поставленную от набегов соседственных хищных наро-дов и поверхность нашу над ними, изображенную трофеем, по-ставленным из орудия тех народов на красном поле», - так значилось в законе.
В начале XIX века Ростов был сравнительно небольшим городком, в котором не насчитывалось и 1000 домов. В 1811 г. он получил генеральный план утвержденный царем. По этому плану площадь города определялась всего в 246 Га. Он занимал узкую прибрежную полосу от левого берега речки Темерник до нынешнего Ворошиловского. В то время на месте Б. Садовой улицы простиралась степь без единой постройки. В 1823 г. в Ростове было 1015 домов, из них только 25 зданий из камня.
В 1845 г. царь утвердил новый генеральный план Росто-ва. Новый план включил дополнительно 270 Га земли. Увеличе-ние площади города более чем в двое создавало благоприятные условия для роста Ростова. Наряду с официальным выделением земельных участков под постройки на окраинах города происхо-дила самовольная застройка. В 50-х гг. XIX века Ростов имел 14 улиц, в том числе 6 продольных и 8 поперечных и до 60 бе-зымянных переулков. Одной из самых оживленных продольных улиц была Почтовая (ныне ул. Станиславского), на пересечении которой  со Средним проспектом (ныне пр. Соколова) находи-лась почтовая станция. Здесь всегда было людно. Другой ожив-ленной продольной улицей была Московская, ставшая затем главной улицей города. Садовая улица считалась окраиной го-рода.
За два с лишним столетия Ростов прошел большой истори-ческий путь. Судьба его теснейшим образом связана со всей историей нашей страны.

Сейчас смотрят:{module Сейчас смотрят:}