A+ A A-

Петр 1. Исторический портрет

Петр Алексеевич Романов (Петр I, Петр Великий) - первый император всероссийский, родился 30 мая 1672 года, от второго брака царя Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной, воспитанницей боярина А.С. Матвеева. Петр был четырнадцатым ребёнком царя Алексея и первым от его второго брака. Первая жена царя, дочь И.Д. Милославского Марья Ильинична, умерла, оставив ему двух сыновей Федора и Ивана, и много дочерей. Таким образом при царе Алексее в царском семействе два враждебных друг другу круга родных: старшие дети царя с Милославскими и Наталья Кирилловна с сыном и родней. Дело в том, что царевичи Федор и Иван не отличались физической крепостью и не подавали надежды на долголетие, а младший царевич Петр цвел здоровьем, поэтому, несмотря на то, что он был самым младшим из братьев, именно ему было суждено стать царём. На это и надеялись Нарышкины, но этого очень боялись Милославские, и только страх перед царём Алексеем сдерживал проявления семейной вражды.

Со смертью царя Алексея Михайловича глухая борьба Милославских и Нарышкиных переходит в открытое столкновение. Начались ссоры и интриги. Боярин А.С. Матвеев, стоявший тогда во главе всех дел был сослан на север в Пустозёрск. Положение матери Петра стало очень затруднительно.

ОБУЧЕНИЕ МАЛОЛЕТНЕГО ПЕТРА

Обучение Петра шло довольно медленно. По старорусскому обычаю его начали учить с пяти лет. Учителем Петра стал дьяк Никита Моисеев, сын Зотов, человек учёный, но любящий выпить. Впоследствии Петр назначил его князем-папой шутовской коллегии пьянства.

Зотов прошёл с Петром азбуку, часослов, псалтырь, евангелие и апостол. Так же начинали своё учение и царь Алексей, и его старшие сыновья. Зотов касался и русской старины, рассказывал царевичу про дела его отца, про царя Ивана Грозного, о Дмитрии Донском и Александре Невском. Впоследствии Петр не терял интереса к истории, придавал ей важное значение для народного образования.

До смерти своего отца, царя Алексея, Петр жил баловнем в царской семье. Ему было всего три с половиной года, когда умер отец. Царь Федор был крёстным отцом своего маленького брата и очень любил его. Он держал Петра при себе в большом московском дворце и заботился о его обучении.

Учился ли Петр у Зотова ещё чему-нибудь, остаётся неизвестным; сохранилось предание о том, что Зотов показывал царевичу много “потешных листов”, то есть картинок исторического и бытового содержания, привозимых в Москву из-за границы. За обучением у Зотова должна была следовать схоластическая наука, с которой знакомились старшие братья и даже сестры Петра под руководством киевских монахов. Петру предстояло изучить грамматику, пиитику, риторику, диалектику и философию, латинскую и греческую грамоту и, вероятно, польский язык. Но перед началом этого обучения царь Федор умер и началась смута 1682 года. Из-за этого Петр остался без систематического образования. До конца жизни он игнорировал грамматику и орфографию.

СОБЫТИЯ 1682 ГОДА

Царь Федор Алексеевич умирает, не оставив наследников престола. По общему мнению наследовать престол должен был его брат Иван. Но 15-летний Иван был очень болезненным и малоумным и, конечно, не мог принять власти. Зная это, любимцы царя Федора (Языков, Лихачев и др.) устроили дело так, что сразу после смерти Федора патриарх Иоаким и бояре провозгласили царём младшего царевича Петра. Однако, права царевича Ивана были нарушены и его родные не могли примириться с происшедшим. Самыми умными и решительными среди них были царевна Софья Алексеевна и боярин Иван Михайлович Милославский. Против своих врагов (Языкова и Нарышкиных) они подняли стрелецкое войско.

Стрельцам дали знать, что царевич Иван задушен и в руки стрельцов дали список “изменников-бояр”. Стрельцы поверили и начали открытый мятеж. 15 мая 1682 года они, вооружившись, пришли в Кремль. Царица Наталья Кирилловна вывела на Красное крыльцо дворца царя Петра и царевича Ивана и показала их стрельцам. Однако стрельцы не успокоились, вломились в царский дворец и на глазах членов царской семьи зверски убили боярина Матвеева и многих родственников царицы Натальи. Петр, бывший очевидцем кровавых сцен стрелецкого мятежа, вызвал удивление твёрдостью, какую сохранил при этом: стоя на Красном крыльце он не изменился в лице, когда стрельцы подхватывали на копья Матвеева и его сторонников. Но майские ужасы неизгладимо врезались в память Петра: вероятно, отсюда берут начало и известная нервность, и его ненависть к стрельцам. Через год 11-летний Петр по развитости показался иноземному послу 16-летним юношей.

Через неделю после начала бунта (23 мая) победители потребовали от правительства, чтобы царями были назначены оба брата; ещё неделю спустя (29-го), по новому требованию стрельцов, за молодостью царей правление было вручено царевне Софье. Партия Петра была отстранена от всякого участия в государственных делах.

ПЁТР В ПРЕОБРАЖЕНСКОМ

За всё время регентства Софьи, Наталья Кирилловна приезжала в Москву лишь на несколько зимних месяцев, проводя остальное время в подмосковном селе Преображенском. Около молодого двора группировалась значительная часть знатных фамилий, не решавшихся связать свою судьбу с временным правительством Софьи. Предоставленный самому себе, Петр разучился переносить какие-то стеснения, отказывать себе в исполнении какого бы то ни было желания. Царица Наталья, женщина “ума малого”, по выражению её родственника князя Куракина, заботилась, по-видимому, исключительно о физической стороне воспитания своего сына. Мы видим Петра окруженным “молодыми ребятами народу простого” и “молодыми людьми первых домов”; первые в конце концов взяли верх, а “знатные персоны” были отдалены. Весьма вероятно, что и простые и знатные приятели детских игр Петра одинаково заслуживали кличку “озорников”, данную им Софьей.

Огненный, гениальный ребёнок не может сидеть в комнате без дела; он рвется из печального опального дома на улицу, собирает около себя толпу молодёжи из придворных служителей: забавляется, играет с ними; как все живые дети любит играть в войну, в солдаты. На берегу Яузы у села Преображенского он построил себе “потешную” крепость - Пресбург и около неё собрал целую дюжину “потешных” воинов. Сначала это был сплошной сброд: “Преображенские конюхи”, как выражалась Софья. Потом этой компании Петр придал форму двух солдатских полков (Преображенского - в селе Преображенском и Семёновского - в соседском селе Семёновском), и понемногу из “потешных” полков у Петра образовались настоящие полки, положившие впоследствии начало гвардии. Полевая забава Петра получила широкие размеры и серьёзное значение. Петр понял важность военного дела и стал учиться инженерному и артиллерийскому искусству.

“Для математики, фортификации, токарного мастерства и огней артифициальных” появляется при Петре учитель-иностранец Франц Тиммерман. Сохранившиеся тетради Петра свидетельствуют о его настойчивых усилиях усвоить прикладную сторону арифметической, астрономической и артиллерийской премудрости: те же тетради показывают, что основания этой премудрости так и остались для Петра тайной. Зато токарное искусство и пиротехника всегда были любимыми занятиями Петра. Широко известна страсть Петра к лодкам и кораблям. После того, как Петр нашёл в селе Измайлове заброшенный мореходный ботик (“дедушку русского флота”) и научился плавать на нём, он весь ушёл в это дело и начал строить суда на большом Переяславском озере. Многим это казалось пустой забавой. Осуждали в Петре и его близость к немцам. Петр часто бывал в немецкой слободе, ведь именно там он мог найти объяснения многим непонятным для русских людей вещам, например астролябии. Петр особенно сблизился с шотландцем Гордоном, генералом русской службы, учёным; и со швейцарцем Лефортом, полковником, человеком очень способным и весёлым. Под влиянием Лефорта Петр привык к шумным пирам и разгулу. К сожалению, ни князь Борис Алексеевич Голицын, воспитатель Петра, ни его воспитатель Никита Зотов не могли удержать молодого царя от кутежей и шумных пирушек.

Вследствие неблагоприятных условий детства Петр остался без правильного образования и вместо богословско-схоластических познаний приобрёл военно-технические. Молодой государь представлял собой необыкновенный для московского общества культурный тип. У него не было любви к старым обычаям и порядкам придворной московской жизни, зато образовывались близкие отношения с “немцами”. Петр не любил правительство Софьи, боялся Милославских и стрельцов, которых считал опорой и друзьями Софьи.

Участие Петра в государственных делах, во время регентства Софьи, ограничивалось присутствием на торжественных церемониях. Петр весь ушёл в свои забавы. Московские люди считали его несерьёзным и пустым человеком.

Единственным крупным и неудачным вмешательством матери в личную жизнь Петра была женитьба на Е.Ф. Лопухиной 27 января 1689 года, раньше достижения Петром 17 лет. Царица Наталья надеялась отвлечь сына от пустых забав и сделать его более солидным. Так как приближался конец опеки царевны Софьи над царями и царством, это была скорее политическая, чем воспитательная мера.

С женитьбой Петр не изменил своих привычек. Несходством характеров супругов и нелюбовью двора к Лопухиной объясняется то, что “изрядная любовь” Петра к жене “продолжилась разве токмо год”, а затем Петр стал предпочитать семейной жизни - походную, в полковой избе Преображенского полка. Новое занятие - судостроение - отвлекло его ещё дальше: с Яузы он вместе со своими кораблями переселился на Переяславское озеро и весело проводил там время даже зимой.

НИЗВЕРЖЕНИЕ ЦАРЕВНЫ СОФЬИ. ПРАВЛЕНИЕ ЦАРИЦЫ НАТАЛЬИ

Так подошло совершеннолетие Петра (30 мая 1689 года), когда мать и родные заставили его начать борьбу с Софьей за власть. Главным желанием Софьи было стать постоянной “самодержицей”, соправительницей царей. Для этого она старалась действовать через стрельцов. Она надеялась, что стрельцы подадут челобитье - не оставлять правления, венчаться царским венцом и стать самодержицей. Однако, заговор открылся, и летом 1689 года начались открытые ссоры между царём Петром и царицей Натальей с Софьей, которые переросли в открытую вражду.

Софья опасалась прямого нападения Петра с его “озорниками” и поэтому держала в Москве вокруг себя усиленные караулы стрельцов. Уступить Петру и отказаться от правления она и не думала. Петр также боялся покушений стрельцов на свою жизнь. В ночь на 8 августа 1689 года Петр был разбужен в Преображенском стрельцами, принёсшими весть о действительной или мнимой опасности со стороны Кремля. Петр раздетый ускакал в ближайшую рощу, там оделся и помчался в Троице-Сергиев монастырь, куда приехал чуть живой от усталости и волнения. Страхи оказались по-видимому, ложными, стрельцы не шли в Преображенское, но Петр с тех пор страдал постоянным нервным недугом: у него появились подёргивания щеки, непроизвольные движения головы и некоторая неправильность походки. Он, по тогдашнему выражению, “голову запромётывал и ногою запинался”. Приверженцы Петра распорядились созвать дворянское ополчение, потребовали к себе начальников и депутатов от московских войск и учинили короткую расправу с приверженцами Софьи (кн. В.В.Голицын, Сильвестр, Шкаловитый). Софья была переселена в подмосковный Новодевичий монастырь. Иоанн правил лишь номинально; фактически власть перешла к партии Петра. На первых порах, однако, “царское величество оставил своё правление матери своей, а сам препровождал время своё в забавах экзерциций военных”.

Правление царицы Натальи представлялось современникам эпохой реакции против реформаторских стремлений Софьи. Петр воспользовался переменой своего положения только для того, чтобы расширить до грандиозных размеров свои увеселения. Так, манёвры новых полков закончились в 1694 году Кожуховскими походами, в которых “царь Федор Плешбурской” (Ромодановский) разбил “царя Ивана Семёновского” (Бутурлина), оставив на поле потешной битвы 24 настоящих убитых и 50 раненых.

Расширение морских забав побудило Петра дважды совершить путешествие на Белое море, причём он подвергался серьёзной опасности во время поездки на Соловецкие острова. За эти годы центром разгульной жизни Петра становится дом его нового любимца Лефорта в немецкой слободе. “Тут началось дебошство, пьянство такое великое, что невозможно описать, что по три дня, запершись в том доме, бывали пьяны и что многим случалось оттого и умирать”. В доме Лефорта Петр “начал с домами иноземными обходиться и амур начал первый быть к одной дочери купеческой” (Анне Монс). “С практики”, на балах Лефорта, Петр “научился танцевать по-польски”: сын датского комиссара Бутенант учил его фехтованию и верховной езде, голландец Виниус - практике голландского языка; во время поездки в Архангельск Петр переоделся в матросский голландский костюм. Параллельно с этим усвоением европейской внешности шло быстрое разрушение старого придворного этикета: выходили из употребления торжественные выходы в соборную церковь, публичные аудиенции и другие “дворовые церемонии”. “Ругательства знатным персонам” от царских любимцев и придворных шутов, так же как и учреждение “всешутейшего и всепьянейшего собора”, берут своё начало в той же эпохе.

В 1694 году умерла мать Петра. Хотя Петр теперь “сам понужден был вступить в управление, однако ж труда того не хотел понести и оставил все своего государства правление - министрам своим” (Куракин). Ему было трудно отказаться от той свободы, к которой его приучили годы невольного удаления от дел; и впоследствии он не любил связывать себя официальными обязанностями, поручая их другим лицам, сам оставаясь на втором плане. Правительственная машина в первые годы правления Петра продолжает идти своим ходом. Петр вмешивается в этот ход лишь тогда и постольку, когда это оказывается необходимым для его военно-морских забав. Очень скоро, однако, “младенческое играние” в солдаты и корабли приводит Петра к серьёзным затруднениям, для устранения которых оказывается необходимым существенно потревожить старый государственный порядок. “Шутили под Кожуховым, а теперь под Азов играть едем” - так сообщает Петр Ф.М.Апраксину в начале 1695 года об Азовском походе.

АЗОВСКИЕ ПОХОДЫ. КУМПАНСТВА.

Начало активных военных действий против Турции определялось рядом моментов: борьбой за выход к морю, стремлением покончить с постоянными набегами крымского ханства в южнорусские земли, обеспечить возможность большего использования и заселения плодородных земель Юга. При подготовке первого Азовского похода были учтены ошибки Голицына, и основной удар был направлен в 1695 году на турецкую крепость Азов. Однако, несмотря на тщательную подготовку, первый Азовский поход не принёс успеха. Отсутствовало единое командование, не было опыта осады сильных крепостей, не хватало артиллерии, а главное, у осаждавших не было флота для того, чтобы блокировать Азов и воспрепятствовать доставке подкреплений, боеприпасов и продовольствия.

С осени 1695 года началась подготовка к новому походу, и в первую очередь строительство флота в Москве на реке Яузе и в Воронеже. Было построено два крупных корабля, 23 галеры и более тысячи барок и мелких судов. К Азову двинулась армия, вдвое большая по сравнению с 1695 годом. 19 июля 1696 года Азов был взят. Это был крупный военный и внешнеполитический успех. Петр шумно празднует победу, но хорошо чувствует недостаточность сил для продолжения борьбы. Он предлагает боярам “схватить фортуну за власы” и изыскать средства на постройку флота, чтобы продолжить войну с “неверными” на море (выход в Чёрное море запирала Керчь, овладеть которой можно было только в результате долгой и тяжёлой войны). Бояре возложили постройку кораблей на “кумпанства” светских и духовных землевладельцев, имевших не менее 100 дворов. Остальное население должно было помогать деньгами. Построенные “кумпанствами” корабли позднее оказались никуда не годными, и весь этот флот, стоивший населению около 900 тыс. тогдашних рублей, не мог быть употреблен ни для каких практических целей. Одновременно, решено было снарядить посольство за границу с целью поиска союзников против “неверных”.


“Великое (чрезвычайное) посольство” 1697 - 1698 годов

“Великое посольство” в составе 250 человек выехало из Москвы 9 марта 1697 года. Формально его возглавлял адмирал Ф.Лефорт и генерал Ф.Головин, но в его составе находился и сам Петр I под именем “урядника Преображенского полка Петра Михайлова”. Кроме поисков союзников, Петр поставил перед собой задачу изучения кораблестроения и кораблевождения в Англии и Голландии. Посольство посетило Пруссию, Польшу, Францию, Голландию, Англию, Австрию. Петр в течение полугода работал на верфях Саардама и Амстердама.

В ходе переговоров стало совершенно очевидно, что шансов на заключение в Европе союза для войны с Турцией нет, так как Европа стояла на пороге войны за “испанское наследство”. Это исключало возможность продолжения войны с Турцией, но давало возможность начать войну за выход к Балтике без риска, что Швеция получит поддержку одной из крупных стран Европы. Россия может попытаться привлечь на свою сторону Польшу и Данию, у которых были серьёзные противоречия со Швецией в Прибалтике. Особенно важна позиция Польши, поэтому ей оказывалась как дипломатическая, так и военная помощь для выбора королём и утверждения на польском престоле саксонского курфюрста Августа, что создало условия для сближения политики Польши и России. В результате Россия могла иметь в войне со Швецией союзниками Польшу и Данию, союзников правда, ненадёжных, и не очень заинтересованных в усилении России.

Что же касается второй цели путешествия, то Петр провёл 8 дней на голландской верфи в Саардаме, рекомендованной ему одним из московских знакомцев. Он удивил население маленького городка своим экстравагантным поведением. В январе 1698 года Петр поехал в Англию и оставался там три с половиной месяца, работая преимущественно на верфи в Дептфорде.

Хотя главная цель посольства не была достигнута - Россия не смогла найти союзников для войны с Турцией, зато Петр употребил время пребывания в Голландии и Англии для приобретения новых знаний, а посольство занималось закупкой оружия и всевозможных корабельных припасов, наймом моряков, ремесленников и т.п. На европейских наблюдателей Петр произвёл впечатление любознательного дикаря, заинтересованного преимущественно ремёслами, прикладными знаниями и всевозможными диковинами и недостаточно развитого, чтобы интересоваться существенными чертами европейской политической и культурной жизни. Его изображают человеком вспыльчивым и нервным, быстро меняющим настроение и планы и неумеющим владеть собой в минуты гнева, особенно под влиянием вина.

Заграничное путешествие Петра Великого имело очень большое значение. Во-первых, пребывание в чужих краях в течение полутора лет окончательно выработало личность Петра. Он получил много полезных знаний, привык к культурным формам европейской жизни, умственно созрел. Во-вторых, путешествие царя на Запад оживило отношения Москвы с Западом, усилило обмен людьми между Русью и Европой. В-третьих, за границей Петр узнал действительные политические отношения держав, и вместо несбыточных мечтаний об изгнании турок в Азию выработал трезвый план борьбы со Швецией за Балтийское побережье.

ПЕРВЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ И СТРЕЛЕЦКИЙ РОЗЫСК

Известие о стрелецком бунте вызвало Петра в Россию. Прежде всего предстояло покончить со стрельцами и со старым порядком вообще. Прямо с дороги, не повидавшись с семьей, Петр поехал к Анне Монс, затем на свой Преображенский двор. Своей жене Евдокии Лопухиной заглазно передал приказ идти в монастырь. Против воли её отвезли в Суздаль и постригли в Покровском монастыре. Сына своего Алексея (родившегося в 1690 году) Петр отдал на попечение своей сестры царевны Наталии. На следующее утро 26 августа 1698 года, Петр стал собственноручно стричь бороды у первых сановников государства, и отдаёт приказ носить короткое европейское платье. Право носить бороды сохраняло лишь духовенство и крестьянство. Одновременно с первыми шагами своих культурных преобразований Петр начал страшный стрелецкий розыск.

Стрельцы уже были разбиты Шеиным под Воскресенским монастырём и зачинщики бунта были наказаны. Петр возобновил следствие о бунте, стараясь отыскать следы влияния на стрельцов царевны Софьи. Найдя доказательства скорее взаимных симпатий, чем определённых планов и действий, Петр тем не менее заставил постричься Софью и её сестру Марфу в монахини в Новодевичьем монастыре. Стрелецкое войско Петр решил уничтожить. Пиры и попойки сменялись казнями, в которых царь иногда сам играл роль палача. С конца сентября по конец октября 1698 года было казнено более тысячи стрельцов. В феврале 1699 года стрельцов опять казнили сотнями.

Московское стрелецкое войско прекратило своё существование. Указ от 20 декабря 1699 года о новом летоисчислении формально провёл черту между старым и новым временем. Отпраздновав 1-го сентября 1699 года наступление нового 7208 года по старому счёту, Петр велел 1 января вновь праздновать новый 1700-й год и впредь считать годы от Рождества Христова, как и в других православных странах.
НАЧАЛО СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ 1701 - 1706 годов. ПОЛТАВА

В 1699 году Петр начал приготовления к войне со шведами. 11 ноября 1699 года был заключен тайный договор между Петром и Августом, по которому Петр обязывался вступить в Ингирию и Карелию тотчас по заключению мира с Турцией, не позже апреля 1700 года.

Союз был заключен и с датским королём Христианом. Мир с Турцией был заключен 13 июля 1700 года в Константинополе. По условиям Константинопольского договора Азов и часть азовского побережья, на котором строился Таганрог, отходили к России. Успеху мирных переговоров в немалой степени способствовало то, что русское посольство, возглавляемое Емельяном Украинцевым, неожиданно для турецких властей появилось в Стамбуле на 46-пушечном фрегате.

18 августа в Москве был сожжен “преизрядный фейерверк”: царь Петр Алексеевич праздновал турецкий мир и приобретение Азова. На другой день 19 августа, объявлена война шведам, война, затянувшаяся на 21 год. Ещё до объявления войны Петр начал создавать новую армию, так как “по распущении стрельцов никакой пехоты сие государство не имело”. 17 ноября 1699 года был объявлен набор 25 новых полков, разделённых на 3 дивизии. Первые две дивизии (Головина и Вейде) были вполне сформированы к середине июня 1700 года; вместе с некоторыми другими войсками всего до 49 тысяч, были двинуты 19 августа к Нарве, взяв которую Петр мог угрожать Лифляндии и Эстляндии.

Только к концу сентября войско собралось у Нарвы; только в конце октября был открыт огонь по городу. Но в это время обнаружилось, что юный и легкомысленный король Карл XII обладает огромной энергией и военным талантом. Он принудил датчан к миру. Затем направился к Нарве и очень быстро и неожиданно напал на русские войска. В ночь с 17 на 18 ноября русские узнали, что Карл XII направляется к Нарве. Петр уехал из лагеря, оставив командование принцу де Круа, незнакомому с солдатами и неизвестному им - и восьмитысячная армия Карла XII, усталая и голодная, разбила без всякого труда сорокатысячное войско Петра. Причинами поражения были: слабость артиллерии, недостаточная боевая выучка армии, низкая боеспособность конницы и то обстоятельство, что значительную часть командования составляли иностранные наёмники. Несмотря на героические и умелые действия Преображенского и Семёновского полков, русская армия потеряла всю артиллерию, лишилась боеприпасов и снаряжения, понесла значительные потери. Положение под Нарвой резко ухудшило международное положение России и создало угрозу вторжения Швеции в русские земли.

Дав русским тяжёлый урок, Карл XII пошёл на юг преследовать короля Августа: так как гнаться за неприятелем слабым, оставляя в тылу сильного и решиться с небольшим войском во второй половине ноября идти вглубь России, было бы крайним безрассудством.

Надежды, возбуждённые в Петре путешествием по Европе, сменяются разочарованием. Сам Петр характеризует своё состояние словами: ”Тогда неволя ленность отогнала и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудила”. Действительно, с этого момента Петр преображается. В пограничных местах Новгороде, Пскове, Печорском монастыре кипели работы по их укреплению. Работали все: мужчины и женщины, солдаты и священники. Артиллерия была потеряна под Нарвой. Петр велел со всего государства, со знатных городов от церквей и монастырей собрать часть колоколов на пушки и мортиры. В конце 1701 года было приготовлено более 300 орудий. В это же время приходят добрые вести от фельдмаршала Бориса Петровича Шереметьева: пользуясь превосходством своих сил он поразил шведского генерала Шлиппенбаха при Эрестфере, потери шведов были втрое больше русских. Первая победа после Нарвы! В июле 1702 года Шереметьев опять нанёс сильное поражение Шлиппенбаху при Гуммельсгофе и взял старые русские города Ям и Копорье. Сам Петр осенью 1702 года явился у истоков Невы и взял шведскую крепость Нотенбург, стоявшую на месте старого новгородского Орешка. Возобновив укрепления этой крепости, Петр назвал её Шлиссельбургом, то есть “ключом - городом” к морю. На весну 1703 года русские спустились к устью Невы, и в мае 1703 года Петр заложил Петропавловскую крепость и под её стенами основал город Санкт-Петербург - укрепленный выход к морю, которым он сразу же воспользовался. На реке Вирь наспех строились морские суда и в том же 1703 году они уже были спущены на воду. Осенью 1703 года Петр начал работы на Котлине-острове для постройки морской крепости Кроншлота (Кронштадта). Эта крепость стала гаванью для нового Балтийского флота. Наконец, в 1704 году были взяты сильные шведские крепости Дерпт (Юрьев) и Нарва. Таким образом, Петр не только приобрёл выход к морю в своём “парадизе” Петерберге, но и защитил этот выход с моря (Кроншлот) и с суши (Ям, Копорье, Нарва, Дерпт).

Карл совершил непоправимую ошибку, допустив Петра до такого успеха, и решил загладить её лишь после того, как расправился с другим неприятелем - Августом, где в 1707 году вынудил его подписать сепаратный мирный договор. В конце 1707 года Карл двинулся на Петра, грозясь свергнуть его с престола. Теперь Россия осталась без союзников.

Петр распорядился не вступать в генеральную битву с неприятелем в польских владениях, а стараться заманить его к своим новым границам, вредя при всяком удобном случае, особенно при переправах через реки. Петр находился в затруднительном положении, так как Карл подолгу останавливался, и было неизвестно, куда он отправится далее. В одно и то же время Петр укреплял Москву и Петербург.

В начале 1708 года Карл XII взял город Гродно и оттуда двинулся по направлению к Москве. С ним было более 40 тысяч отборного войска и, кроме того, ждал помощь генерала Левенгаупта с 16 тысячами солдат и военными запасами. На дороге к Днепру шведы победили русских при селе Головчине и в Могилёве овладели переправой через Днепр. Карл шёл в Малороссию в расчёте на измену гетмана Мазепы, о которой Петр ещё не знал. Левенгаупт со своим войском остался позади Карла и должен был его догонять. Петр не дал им соединиться, напав на Левенгаупта на реке Соже при деревне Лесной. 28 сентября 1708 года Петр наголову разбил неприятеля и забрал весь обоз и артиллерию, на которые так надеялся Карл. “Сия у нас победа, - по словам Петра, - может первая назваться понеже над регулярным войском никогда такой не бывало, к тому же ещё гораздо меньшим числом будучи перед неприятелем: тут первая проба солдатская была”.

Карл вошёл на Украину. Малороссийский гетман Мазепа перешёл на его сторону, перешли на его сторону и запорожские казаки; но народная масса в Малороссии осталась верна русскому царю. Карл обманулся во всех своих надеждах: после Мазепы и запорожцев он ещё надеялся на Турцию, но турки и татары, как и все соседние народы, отказались принять участие в борьбе за ту или другую сторону. Все как будто притаили дыхание, дожидаясь, чем закончится борьба между Петром и Карлом, чем решится судьба Восточной Европы.

Она решилась под Полтавой. Разгром под Лесной оставил Карла XII без резервов, боеприпасов и позволил русской армии вступить в решающее сражение со шведами в выгодных для неё условиях. 27 июня 1709 года произошла Полтавская битва, закончившаяся полной победой русской армии. Командование великолепно продумало план битвы и последовательно осуществило его. Оно избрало для сражения пересечённую оврагами лесистую местность и построило здесь укрепленный лагерь на берегу Ворсклы, прикрывающей его тыл. Впервые в военной истории русская армия применила здесь систему полевых укреплений - редутов, блестяще оправдавших себя в ходе боя. Уже к полудню сражение решилось в пользу русских. Шведы потеряли более 9 тысяч убитыми и более 3 тысяч пленными. Преследуя разбитую и совершенно деморализованную шведскую армию, конница Меньшикова вынудила капитулировать у переправы перевалочная на Днепре ещё 16 тысяч шведов. Переправились через Днепр и бежали в Турцию только Карл XII, Мазепа, несколько сот солдат и казаков-изменщиков.

В результате Полтавской битвы сухопутная шведская армия фактически перестала существовать. Судьба Швеции была решена. До Полтавской битвы Швеции принадлежало главенство на Балтийском море и вообще в Северной Европе. Полтавская битва передала это главенство Москве. В этом состоит её главное значение. “Ныне уже совершенно камень во основание Петербурга положен”, - с гордостью писал Петр I.

Не менее важные последствия имела полтавская победа и в международных соглашениях. Она вывела Россию на широкую международную арену, заставила все страны Европы считаться с ней. Следствием Полтавы было возобновление союза с Россией в войне со Швецией со стороны Дании и Польши, присоединение к этому союзу Пруссии и Ганновера: новые победы России в 1710 году в Прибалтике.

ВТОРОЙ ЭТАП СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ. ПРУТСКИЙ ПОХОД. ПЕРСИДСКАЯ ВОЙНА.

Полтавская битва и разгром Карла XII не привели к окончанию войны, которая продолжалась ещё 12 лет. Основными причинами этого были вмешательство других стран, а также то обстоятельство, что Швеция была разгромлена на суше, но продолжала господствовать на море. Поэтому на втором этапе войны центр военных действий переместился на Балтику. Этому предшествовали неудачные для России события 1711 года.

Подстрекаемая Карлом XII и Францией Турция осенью 1710 года объявила войну России, потребовала возвращения Азова и уничтожения русского флота на Азовском море. Почти 200-тысячная турецкая армия переправилась через Дунай и в мае 1711 года двинулась к Днестру. Военные действия развернулись крайне неудачно для России. Хотя война и вызвала подъём национально-освободительного движения молдаван, валахов, болгар, сербов и черногорцев, но ожидавшихся значительных подкреплений русская армия не получила. Не пришло и польское войско, обещанное Августом II. Ряд генералов действовал нерешительно и не выполнял указаний Петра I. В результате 44-тысячная русская армия была окружена турецкой армией у реки Прут. Без хлеба и воды, измученные походами и боями, русские войска должны были бы положить оружие, если бы турецкий главнокомандующий (визирь) не согласился начать переговоры о мире.

Прутский мирный договор предусматривал возвращение Азова, срытие Таганрога, уничтожение Азовского флота и вывод русских войск из Польши.

Военные действия на Балтике в 1713 - 1721 годах.

Военно-морской Балтийский флот начал создаваться с 1703 года, но особенно интенсивно его строительство развернулось после Полтавы. В 1713 году содействие флота обеспечило занятие Гельсингфорса (Хельсинки) и Або, оттеснение шведских войск к западным границам Финляндии. В ходе этого русский флот одержал первую блестящую победу над шведским флотом при Гангуте 27 июня 1714 года. В результате этого боя было захвачено 10 кораблей во главе с командующим отрядом адмиралом Эреншельдом. Победа при Гангуте привела к тому, что шведский флот, до этого господствовавший на Балтике, теперь вынужден был перейти к обороне.

Россия, Англия, Ганновер, Голландия и Дания создают “Северный союз”, направленный против Швеции. Но объединённый флот союза не идёт дальше военных демонстраций, так как Англия и Голландия не были заинтересованы в полном поражении Швеции. Это привело к распаду союза и заключению Россией договора о дружбе с Францией, к активным военным действиям России и возобновлению мирных переговоров со Швецией, которая была крайне истощена войной. Однако мирный договор снова не был подписан. Карл XII был убит в случайной стычке, и к власти пришла проанглийская группировка, настаивавшая на продолжении войны. В Балтийском море появился английский флот. Это снова затянуло войну, но не могло изменить её ход.

В 1719 году был высажен десант в Швеции, который нанёс там ряд ударов и успешно возвратился. В том же году русский флот одержал победу у острова Саарема, затем была крупная морская победа при Гренгаме в 1720 году. Тогда же успешно была отражена попытка английского флота вмешаться в ход военных действий. В 1721 году последовала высадка десанта непосредственно в районе Стокгольма.

Это заставило английский флот уйти из Балтики, а Швецию пойти на заключение мира.
Ништадский мирный договор

30 августа 1721 года в городке Ништадте был подписан мирный договор. Его условия закрепляли переход к России Балтийского побережья от Выборга до Риги. Одна из главных задач, стоявших перед страной со времени образования единого государства, была решена. Итоги Северной войны превращали Россию в одну из великих держав Европы, оказывали огромное влияние на развитие промышленности, торговли, укрепление и расширение экономических, политических и культурных связей со странами Запада, позволяли широко использовать полученное в результате Северной войны “окно в Европу”.

Петр был необыкновенно рад миру и шумно праздновал победу в своём “парадизе” в Петербурге, а затем в старой Москве. В Санкт-Петербурге 22 октября 1721 года (в годовщину освобождения Москвы в 1612 году) Петр принял титул Императора Всероссийского и превратил прежние “великие государства Российского царствия” во “Всероссийскую империю”. За личные заслуги Сенат наименовал Петра “Великим” и “Отцом отечества”.

Сразу по окончании Северной войны Петр начал новую войну - с Персией. В 1722 году русские войска из Астрахани выступили на юг и заняли персидские города Дербент и Баку. В 1723 году Персия заключила мир, уступив Петру западное побережье Каспийского моря.

Петру оно понадобилось для того, чтобы овладеть путями на Восток, в Индию.

Таким образом все войны, которые вёл Петр Великий в своё царствование были нацелены на приобретение морских берегов: черноморских (азовских), балтийских и каспийских. Гениальный политик рвался к морям, понимая, какое значение имеют моря в международных отношениях и в движении культуры.Сейчас смотрят:{module Сейчас смотрят:}