Г.К. Жуков - великий полководец - Жуков в предвоенные месяцы


Жуков в предвоенные месяцы

     Всё лето  и  осень  1940 года в пограничных округах шла напряженная учеба в условиях,  приближенных к боевым. Войска должны были быть всегда в состоянии боевой готовности.  Учения проводились днем и ночью, в любую погоду. В те месяцы Г.К. Жукова почти не видели в Киеве, в штабе округа. Он постоянно находился в войсках. Командующий округом был требователен к себе и другим - учить тому, что действительно потребуется на войне. Серия смотровых учений в сентябре 1940 года прошла успешно.

     В советском Генштабе уже обсуждались  возможные  варианты  войны  в случае нападения Германии. Весь октябрь 1940 года Жуков просидел за подготовкой серьезнейшего доклада  «  Характер  современных  наступательных операций  «.  С  конца декабря 1940 года и в первую декаду января 1941 в  Москве прошло совещание высшего командования Красной  Армии,  в  котором приняла участие и профессура военных академий.  На совещании присутствовали члены Политбюро ЦК ВКП (б). За его работой следил И.В. Сталин.

     Когда на трибуне появился Жуков,  а его докладом и началось совещание, присутствовшие были поражены глубиной и смелостью его суждений. Чеканя слова, он ясно обрисовал стратегию и тактику потенциального противника.  Он убедительно показал,  что ударная  сила  танковых  соединений, действующих  во  взаимодействии с авиацией,  позволяет не только пробить полевую,  но и преодолеть укрепленную многополосную  оборону.  Жуков  со всей серьезностью подчеркнул, что перед лицом сильнейшей армии Запада нельзя терять ни минуты,  нужно быть  готовыми  во  всеоружии  встретить  её яростный натиск.

      На следующий день Сталин вызвал Жукова и соообщил о назначении его начальником Генерального штаба. Полководец современной войны Жуков отводил первое место стремительным  действиям  танковых  и механизированных соединений,  имеющих мощную поддержку с воздуха. Он торопил с формированием 20 механизированных корпусов. Не сразу и не вдруг ему удалось убедить в правильности своей точки зрения Сталина. Решение об этом последовало только в марте 1940 года.

На склоне  лет Жуков много размышлял о событиях  накануна великой и страшной войны. «Конечно, на нас - военных, - говорил Жуков, - лежит ответственность за то, что мы недостаточно требовали приведения армии в полную боевую готовность и скорейшего принятия необходимых мер. Очевидно, мы должны были это делать более решительно, чем делали... Конечно, надо было реально  себе  представлять,  что  значило тогда пойти наперекор Сталину в оценке общеполитической обстановки. У всех в памяти еще были недавно минувшие годы;  и заявить вслух, что Сталин неправ, что он ошибается, попросту говоря,  могло тогда означать»1,  что, еще не выйдя из здания, ты уже поедешь пить кофе к Берии.

Великая Отечественная война

Начало

     В ночь на 22 июня руководство Наркомата Обороны бодрствовало. Телефоны  в  кабинете Жукова работали непрерывно,  поток тревожных сообщений нарастал. Обстановка разъяснилась после трех часов утра - немецкая авиация обрушилась на наши аэродромы, посыпались бомбы и на приграничные города.  После 4-х часов с минутами поступили донесения -  под  прикрытием ураганного артиллерийского огня немцы перешли советскую границу.  Война!

Жуков дозвонился до Сталина и потребовал, чтобы его подняли с постели.

     Тот страшный день навсегда запал в память Жукова.  В 4.30 утра собралось Политбюро.  Вскоре последовало сообщение - Германия объявила войну.

Жуков был в центре событий,  он добивался от войск и штабов,  прежде всего глубокого построениия стратегической обороны.

Обстановка обострялась и становилась кризисной то на одном  участке фронта, то на другом...

От Ельни до Сталинграда.

     К исходу третьей недели войны враг продвинулся на 500-600 километров в глубь нашей страны. Он мог сосредоточить крупные силы на одном стратегическом направлении и добиться там серьёзного прорыва.

Наши войска развернулись на рубеже Старая Русса-Ельня –Брянск. После тяжёлых сражений в районе Смоленска бои временно стихли. Обе страны приводили войска в порядок.

     В июле  1941  года  Жуков получает назначение командующим резервным фронтом, развернутым в районе Ельнинского выступа. В штаб фронта он прибывает 31 июля 1941 года. Жуков со своей обычной обстоятельностью вникает в дела подчиненных ему соединений.  Оказывается,  гитлеровцы  основательно укрепили Ельнинский выступ: вырыли траншеи,  натянули проволочные заграждения, вкопали в землю танки.

Ельнинский выступ, захваченный немецкими войсками, был очень выгодным, исходным плацдармом для удара на Москву. Немцы стремились удержать его, во что бы то ни стало.

Ликвидировать плацдарм  без основательной подготовки было невозможно. «Жуков поставил командованию 24-й армии задачу: всеми видами разведки вскрыть  систему  вражеской обороны,  установить местонахождение огневых точек и подтянуть 2-3 дивизии,  а главное - артиллерию.»3 Он приказал, не давая покоя врагу,  перемолотить на месте огнем артиллерии его подвижные части.

Ельнинский выступ постепенно превращался в кладбище отборных гитлеровских частей и техники.

Железными клещами наши войска сжимали горловину Ельнинского выступа, не давая и часа передышке врагу. То были, по словам Жукова «незабываемые бои»: впервые с 22 июня вражеские дивизии неумолимо оттеснялись. В результате этой операции в войсках укрепилась вера в победу. Части увереннее встречали контратаки противника, били его огнём и дружно переходили в наступление.

Силы врага иссякли, и, воспользовавшись темнотой, остатки его дивизий 6-го сентября вырвались через горловину Ельнинского выступа.

6-го сентября Сталину поступает телеграмма:  «Ваш приказ о разгроме ельнинской группировки противника и взятии г. Ельня выполнен ... Жуков.»1

Немцы потеряли до 45-47 тысяч убитыми и раненными, массу боевой техники. И всё же это была не просто первая победа Красной Армии над немцами, но и первый кусок земли во всей Европе-каких-нибудь 150-200 квадратных километров-отвоеванный у гитлеровского вермахта.

   Сложная обстановка сложилась в эти дни и на Ленинградском фронте. Сталин вызвал Жукова в Москву. «Неплохо у Вас получилось с Ельнинским выступом,» 2-сказал он Жукову. Далее он отметил, что сложилось «безнадёжное» положение под Ленинградом, что видимо, пройдёт ещё несколько дней и Ленинград придется считать потерянным. А с потерей Ленинграда произойдёт соединение немцев с финами, и в результате там создастся опасная группировка, нависающая с Севера над Москвой.

     10 сентября 1941 года Жуков вылетел в Ленинград. Город уже жил и работал по-фронтовому: не покладая рук, ленинградцы готовили оборонительные рубежи. Врага, подступавшего к городу, командование фронта не сумело удержать.

Первые решения Военного совета фронта под руководством Жукова: Ленинград защищать до последнего человека. Не Ленинград боится смерти, а смерть боится Ленинграда - вот лозунг момента. Навсегда забыть о мерах на случай, если враг ворвётся в город. Этому не бывать. Были предусмотрены два важнейших фактора: внедрение в сознание наших воинов и населения непоколебимой уверенности в нашей победе и необходимость накопления резервов с целью увеличения глубины обороны фронта.

     Видный американский публицист Г.Солсбери написал об этом времени: «Если немцы и были остановлены, то этого добились, пустив им кровь. Сколько их было перебито в эти сентябрьские дни, никто никогда не подсчитает.… Остановила немцев железная воля Жукова. Он был страшен в эти дни сентября».

Стратегия и тактика Жукова заключались в том, чтобы не дать врагу создать новые ударные группировки. Достигалось это путём проведения атак. В те дни Жуков проявлял высокую требовательность.

22-23 сентября ушли из-под Ленинграда разбитые части танковой группы Гота, которой предстояло наступать на Москву. В начале октября разведка установила: немцы ставят мины, роют землянки, укрепляют блиндажи «Впервые за много дней мы осознали, – указывал Жуков в приказе повойскам Ленинградского фронта, - что фронт на подступах к городу выполнил свою задачу и остановил немецкое наступление.… Это свидетельствует о том, что среди личного состава соединений начал создаваться необходимый перелом, приобретается уверенность в победе»

     22 сентября Гитлер отдаёт директиву: «Стереть с лица земли город Петербург. Город надлежит блокировать и путём обстрела артиллерий всех калибров и непрерывными бомбардировками сровнять с землёй» Началась эпохальная оборона Ленинграда, которая продолжалась 900 дней. Но город выстоял.

    5 октября Жукову позвонил Сталин и вызвал в Москву-на подступах к столице сложилось тяжёлое положение. Ставка, - хотели с Георгие Константиновичем посоветоваться.

  7 октября Жуков в Кремле. Сталин, Жуков отметил, что Сталин выглядел как никогда растерянным. Снова и снова вглядываясь в карту обстановки он с нарастающей нервозностью говорил: «Смотрите, что Конев нам преподнёс. Немцы через три- четыре дня могут прийти в Москву». «Он сказал мне, – вспоминает Жуков, в своей книге, что назначает меня командующим Западным фронтом, что Конев с этой должности снят».

    Потратив два часа на изучение обстановки в Генеральном штабе, Жуков в ту же ночь отправился на Западный фронт.

  На Московском направлении враг сосредоточил 77 дивизий численностью до 180 тыс. человек, 1700 танков и штормовых орудий, 14 тысяч орудий и миномётов, 1390 самолётов.

«Тайфун» - так была зашифровона гигантская операция вермахта по захвату Москвы. 10 октября Г.К.Жуков принял командование Западным фронтом и тут же поставил задачу: перекрыть танкоопасные направления, создать мощный заслон врагу имеющимися силами, ускорить прорыв и выход из окружения наших войск. Всё это дало возможность выиграть время для занятия обороны.

 Из тыла с других фронтов на московское направление слепили 11 стрелковых дивизии, 16 танковых бригад, более40 артиллерийских полков. Жуков и штаб Западного фронта твёрдо держали управление войсками, молниеносно реагируя на любую опасность. Жестокой обороной наши войска изматывали врага. За каждый шаг продвижения немцы платили чрезмерную цену.

      В ноябре Сталин поставил Жукову задачу-обеспечить проведение в Москве, в честь двадцать четвёртой годовщины Октября, торжественного заседания и парад войск на Красной площади. 7 ноября многие из частей, прошедшие перед Мавзолеем, отправлялись прямо на фронт.

     Назревал перелом. Жуков и штаб фронта в последние дни ноября завершали подготовку плана разгрома врага под Москвой.

     29 ноября Г.К.Жуков доложил обстановку и попросил Сталина отдать приказ о начале наступления: на основании кропотливого изучения штабом фронта возможностей вермахта был сделан вывод: враг истощён. Немцы истратили свои силы, потому что не расчитали силу нашего сопротивления.

     6 декабря войска Западного фронта обрушились на немцев, на их ударные группировки севернее и южнее столицы. Контрнаступление развернулось в полосе 1000 километров, от Калинина до Ельца. Вражеский фронт затрещал и попятился под натиском наших войск, они отходили, бросая тяжёлые вооружения и технику.

      8 декабря Гитлер отдаёт приказ перейти к стратегической обороне по всему фронту. Вымуштрованные немецкие войска немедленно стали создавать сильные узлы сопротивления в населённых пунктах, перекрывать дороги.

     За первые три дня наступления наши войска прошли 30-40 километров. Неслыханно много по прошлым боям!

     13 декабря всю нашу страну, да и весь мир всколыхнуло сообщение о разгроме фланговых группировок врага под Москвой. Освобождено более 400 населённых пунктов, немцы понесли большие потери в живой силе и технике. И самое волнующее: наступление продолжается!

     К началу января 1942 года Западный и смежные фронты отбросили врага от столицы на 100-250 километров. Непосредственная угроза Москве ликвидирована.

     Только 20 апреля Ставка приказала перейти к обороне. Группа армий «Центр» оказалась глубоко охваченной с двух сторон. Что дало возможность впоследствии возобновить наступление на запад с выгодных для нас позиций. В тылу оккупантов возникли обширные партизанские районы.

     Жуков, отвечавший за западное направление, естественно, гордился тем, что вермахт потерпел у Москвы крупнейшее поражение и перешёл к обороне на всём советско-германском фронте.

     Все помыслы нашего народа были направлены на то, чтобы скорее выгнать врага из пределов Отчизны. И без промедления. Бои и оккупанты продолжали опустошать русские, украинские и белорусские земли.

     После разгрома под Москвой Гитлер поставил задачу: окончательно уничтожить Красную Армию, лишить СССР военно-промышленных центров.

     27 августа 1942 года Сталин сообщил Жукову: «Может случиться так, что немцы возьмут Сталинград», и он решил послать Жукова выправлять дело. Георгий Константинович отлично понимал, что направлен на самый ответственный участок советско-германского фронта, где происходило решающее сражение. На Сталинград надвигалась 6-я немецкая армия, лучшая в вермахте.

    Под руководством Г.К.Жукова ожесточённое сражение на подступах и в городе шло более 3-х месяцев. Героизм бойцов и командиров, отстоявших город, не померкнет в веках.

     19 ноября наши войска под гром артиллерийской канонады ударили по вражеским флангам. С упорными боями они взломали вражескую оборону и рванулись навстречу друг другу. В 16 часов 23 ноября немецкие войска в  Сталинграде и у города были окружены. С утра 24 ноября, во исполнение приказов Ставки, приступили к их уничтожению. Кольцо попавшей в окружение группировки Паулюса стало методически сжиматься. 2 февраля 1943 года остатки 330-тысячной немецкой группировки капитулировали. « Битва в районе Сталинграда,- писал Г.К.Жуков, - была исключительно ожесточённой. Лично я сравниваю её лишь с битвой под Москвой. Общие потери вражеских войск в районе Дона, Волги, Сталинграда составили около 1,5 миллиона человек, до 3500 танков и штурмовых орудий , 12 тысяч орудий и миномётов, до 3 тысяч самолётов и большое количество другой техники». 1

     Победа Красной Армии на Волге внесла решающий вклад в достижение коренного перелома в Великой Отечественной войне.

      Ещё не умолкли орудия в Сталинграде, как Г.К.Жуков получил новый приказ: выехать в Ленинград, координировать усилия фронтов по прорыву блокады города-героя. 12 января 1943 года Ленинградский и Волховский фронты ударили по обеим сторонам вражеского коридора, упиравшегося в Ладожское озеро и не допускавшего связи Ленинграда со страной по суше. Немцы понимали: идёт битва за вызволение Ленинграда из тисков блокады, что навсегда похоронит их надежды уничтожить город. Звериному упорству врага наши воины противопоставляли исключительное мужество.

         На седьмые сутки не прерывавшегося ни на минуту сражения войска Ленинградского и Волховского фронтов подали друг другу руки. Солдаты по- братски, крепко обнимали друг друга. Это была воистину выстраданная радость.

        В это же день, 18 января 1943, Президиум Верховного Совета СССР присвоил Георгию Константиновичу Жукову высшее воинское звание – Маршал Советского Союза. Г.К.Жуков никогда не забывал: он стал Маршалом Советского Союза в битве под Ленинградом.