A+ A A-

Древнерусская иконопись – Иконостас.

В каждом древнерусском храме иконам были отведены оп­ределенные участки стен и другие части интерьера. Одни иконы предназначались для иконостаса, другие — для поме­щения у нижних частей столбов и стен, третьи — для вре­менного размещения в центре храма (на подставке — ана­лое) в определенные праздничные дни. Размеры икон, их те­матика обусловлены их культовой функцией. Изготовляли иконы и для жилища, их помещали обычно в переднем или красном (то есть самом красивом) углу дома. Домовые ико­ны, как правило, имеют меньшие размеры, чем иконостас­ные и киотные (то есть иконы, которые ставили или подве­шивали в храмах в специальных больших коробах — кио­тах). Аналойные иконы по сюжетам и размерам чаще всего совпадают с домовыми иконами.

Большинство икон, хранящихся в музеях, происходят из храмовых иконостасов.

Иконостас состоит из нескольких рядов икон, расположен­ных в определенном порядке и закрепленных на специальном каркасе; глухая стена иконостаса отделяет алтарное простран­ство от основной части храма. С художественной точки зрения иконостас представляет собой одновременно и малую архитек­турную форму в интерьере церкви, и целостный ансамбль станковых произведений живописи, объединенных на основе единой духовно-эстетической и иконографической системы. В каждый ряд иконостаса входит значительное количество икон (до 12—15, иногда даже больше). В XVIII—XIX веках иконо­стасы нередко перестраивали, при этом некоторые старые ико­ны заменяли новыми. Поэтому в дошедших до нас иконоста­сах, как правило, находятся разновременные произведения живописи.

Высокие иконостасы — это типично русское явление. Ви­зантия, откуда берет свое начало древнерусское искусство, не знала высоких иконостасов. Русский иконостас формиро­вался постепенно; в нем увеличивалось число икон и рядов, изменялись его несущие конструкции, усложнялся декор.

«В домонгольское время еще не существовало высоких иконостасов, которые появились не ранее XV века. Их заме­няли мраморные либо деревянные преграды, состоявшие из колонок-столбиков с находившимися между ними низкими парапетами и покоившегося на колонках архитрава. В цент­ре помещался дверной проем, ведший в алтарь (так называ­емые царские врата, или двери). Если основываться на ви­зантийских параллелях, то иконы в это раннее время еще не размещались между колонками на парапетах. Их либо ста­вили вдоль стен (настенные иконы), либо укрепляли на во­сточных подкупольных столбах (настолпные иконы), либо помещали в отдельно стоящие киоты (тогда они нередко бы­ли двусторонними), либо водружали на архитраве (деисус). Несколько рядов икон, как в позднейших иконостасах, в это время еще не существовало. Почти все ранние русские ико­ны, которые до нас дошли, не имеют прямого отношения к алтарной преграде и, если судить по их большим размерам, были, скорее всего, либо настенными, либо настолпными об­разами» (Лазарев В.Н. Русская иконопись от истоков до на­чала XVI века. М.,1983, с.32).

Алтарные преграды были каменные или деревянные. Каменные преграды сохранились до наших дней в некоторых Древних (VIII—XIII вв.) храмах Грузии и Армении, а также стран Балканского полуострова. Эти каменные преграды представляли собой невысокие (ниже человеческого роста) стенки с проемами входов в алтарное помещение. На этих стенках стояли колонки, поддерживавшие горизонтальный брус — архитрав.

На архитраве устанавливали иконы Христа и обращенных к нему в молитвенном предстоянии Богоматери (слева от зрителя) и Иоанна Предтечи (справа). Иногда все три изо­бражения помещали на одной доске; нередко вместо образов Богоматери и Предтечи по сторонам Христа писали арханге­лов. От XII века сохранились две такие иконы — одна с Эм­мануилом, то есть Христом в младенческом возрасте и двумя ангелами по сторонам, и другая — более распространенного типа — с изображением Христа в зрелом возрасте, Богома­тери и Предтечи. Постепенно к ним начали прибавлять ико­ны с изображениями апостолов. Этот ряд икон в Византии стали называть деисисом (от греческого «деисис» — моле­ние), а на Руси — деисусом (по созвучию с именем Иисус).

Внизу под архитравом позднее начали помещать иконы с изображениями местно чтимых святых или евангельских сю­жетов, которым был посвящен храм, так называемые храмо­вые иконы. Этот нижний ряд икон приобрел общее название местного ряда, или просто местных икон. В центре ряда всегда находятся царские врата, а по сторонам от них — ико­ны с изображениями Богоматери с младенцем (слева от врат) и Христа (справа). Правее иконы Спаса всегда ставит­ся храмовая икона. Помимо указанных икон в местном ряду помещались также наиболее почитаемые образы, такие, как «Троица», «О тебе радуется», «Покров Богоматери», «Успе­ние Богоматери» или иконы особо прославленных святых.

Изменение формы алтарной преграды, превращение ее в сплошную стену из рядов икон складывалось постепенно, в течение нескольких веков. До сих пор не воссоздана целост­ная картина формирования иконостаса. Однако установлено, что к концу XIV века над деисусом уже существовал празд­ничный ряд икон.

Некоторые этапы сложения и расширения состава иконо­стаса удалось, в частности, проследить на примере главного иконостаса новгородского Софийского собора. Так, число икон деисусного чина здесь выросло от пяти в 1438 году до тринадцати в 1509 году. К центральным иконам (Вседержи­тель, Богоматерь, Предтеча и два архангела) добавили еще восемь икон (апостолы Петр и Павел, святители Василий Ве­ликий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Николай Мирликийский и два великомученика — Георгий и Димитрий). Праздничный ряд в 1341 году состоял из двенадцати сюже­тов, а в 1509 году их стало двадцать четыре.

В других храмах в зависимости от размеров интерьера количество икон деисусного ряда могло быть больше или меньше.

В полнофигурных деисусах предстоящие Христу фигуры всегда изображались в рост, причем самого Христа писали сидящим на престоле (троне). Фигуру Христа помещали или на гладком фоне (наиболее характерно для новгородской иконописи) или на фоне с изображением «сил небесных» — херувимов, серафимов и других (тип, распространенный в искусстве Московской Руси). Этот иконографический вари­ант представляет Христа сидящим на как бы прозрачном престоле, через который видны сферы сияний небесной сла­вы с херувимами, серафимами и другими «силами небесны­ми». Сияние часто бывает миндалевидной формы и поэтому называется обычно мандорлой (в переводе с итальянского — миндалина). Мандорла пересекается четырехконечной звез­дой, в углах которой помещены изображения четырех еван­гелистов — Матфея, Марка, Луки и Иоанна или их симво­лы — ангел, лев, телец и орел. Левой рукой Христос всегда держит Евангелие или закрытое или же раскрытое, на лис­тах которого написан какой-либо текст из Евангелия.

С XIV века в русских иконостасах появляется празднич­ный ряд, который первоначально помещали над деисусным рядом, а позднее (с XVII—XVIII веков) — под деисусом. Ос­новные сюжеты этого ряда — двенадцать наиболее чтимых праздников церковного календаря, отмечающих вехи еван­гельской истории.

«Праздники обычно располагали в следующем порядке (слева направо): «Рождество Богородицы», «Введение во храм», «Благовещение», «Рождество Христово», «Срете­ние», «Крещение», «Преображение», «Вход в Иерусалим», «Вознесение», «Троица», «Успение Богоматери», «Воздви­жение креста». Дополнительно к этим двенадцати, или, как говорили в старину, двунадесятым, праздникам (а иногда и взамен некоторых из них) в этот ряд включали иконы на другие евангельские темы. Чаще всего это были «Сошествие Святого Духа на апостолов» (иначе называе­мое «Пятидесятницей»), «Покров», «Воскресение Христово — Сошествие во ад», «Преполовение Пятидесятницы» и другие. Кроме этого в праздничном ряду могли присут­ствовать иконы страстного цикла, где изображались стра­дания (или «страсти») Христа, связанные с его распятием и смертью на кресте, а также непосредственно предшест­вовавшие «страстям» события; сюда входили такие компо­зиции, как «Омовение ног», «Тайная вечеря», «Суд Пила­та», «Бичевание Христа», «Водружение тернового венца», «Шествие на Голгофу», «Распятие», «Снятие со креста», «Жены-мироносицы у гроба». Иногда в праздничном ряду помещали «Евхаристию», то есть причащение апостолов. Иконы с изображением «Евхаристии» ставили в центре ряда, но чаще этот сюжет писали на сени царских врат.

С начала XV века в иконостасе над праздничным рядом стали помещать так называемый пророческий ряд икон. Как правило, пророков изображали на горизонтально ориен­тированных, удлиненных досках по две-три, а иногда даже по четыре полуфигуры на одной доске. Их главный атри­бут — свитки (обычно развернутые) с краткими текстами пророчеств о Христе-Спасителе или Богоматери (из Ветхого Завета). До XVI века центральными изображениями в этом ряду были пророки Давид, Соломон и Даниил.

Вероятно уже с XVI века в центре пророческого ряда на­чали помещать поясное изображение Богоматери Знамение; иногда вместо него писали Богоматерь на престоле (с мла­денцем Христом на ее коленях). По сторонам обычно распо­лагались следующие пророки: Давид, Соломон, Даниил, Исайя, Аарон, Гедеон, Иезекииль, Иона, Моисей и другие.

В XVI веке над пророческим рядом появился, а в XVII широко распространился еще один ряд — праотеческий — с фигурами ветхозаветных праведных старцев. В центре этого ряда помещали «Отечество» — икону, изо­бражающую бога Саваофа с младенцем Иисусом на его коленях, который в свою очередь держит диск с изображе­нием голубя — символа святого духа. Реже на централь­ной иконе этого ряда писали «Новозаветную Троицу» в виде сидящих на облаках Христа, Саваофа и парящего над ними голубя — святого духа.

В руках праотцев, как и у пророков, часто писались свитки с текстами из Ветхого Завета. Основные персона­жи этого ряда Адам, Сиф, Мельхиседек, Исаак, Иов. Их располагали обычно слева от центра. С правой же сторо­ны ставили иконы с фигурами Авраама, Авеля, Иакова, Иосифа и других.

С конца XVII века в навершии иконостаса кроме большого «Распятия» иногда помещали иконы на темы «страстей» (ес­ли не имелось отдельного страстного ряда). Поэтому доскам таких икон, служивших одновременно завершением иконо­стаса как архитектурного сооружения, придавали различные декоративные формы — круга, эллипса и других. Обрамляли их резными золочеными картушами — рамами в ярко выра­женном барочном стиле.

В XVI веке иногда под деисусным рядом устраивали пядничный ряд. Название это отражает малый размер их досок (пядь — старинная русская мера от 18 до 23 см). Формиро­вался этот ряд, по-видимому, стихийно из различных по сю­жету иконок, которые приносили в церковь прихожане. По древним описаниям иконостасов XVII века известно, что число пядничных икон порой доходило до сорока и более.

Каждый ряд икон поддерживался тяблом —деревянным брусом, в древнейший период просто вставлявшимся в спе­циальные углубления в северной и южной стенах. Фронталь­ную плоскость брусьев расписывали растительным орнамен­том. Тябловый иконостас просуществовал вплоть до XVII ве­ка, когда стал завоевывать популярность более сложный тип — резной иконостас с системой не только горизонталь­ных, но и вертикальных членений; в таких иконостасах ико­ны отделялись одна от другой позолоченной деревянной резьбой (чаще — резными круглыми колонками). Основной мотив резьбы — лоза и грозди винограда (раннехристиан­ские символы церкви и евхаристии). В конце XVII—XVIII веках под влиянием стиля барокко резное убранство иконо­стасов значительно усложнилось за счет включения в него архитектурных форм — колонн, пилястр, архитравов, кар­низов.

Техника темперной живописи на Руси постоянно совер­шенствовалась и изменялась под влиянием искусства других стран. Особенно значительные изменения наблюдаются в ней со второй половины XVII века под влиянием искусства Западной Европы. В этот период развивается так называе­мая «фряжская манера» живописи, в которой не только со­четались стилевые особенности древнерусского и западноев­ропейского искусства, но и две техники — темперная и мас­ляная живопись. Последняя, вероятно, была завезена в Россию итальянскими мастерами, которых было принято назы­вать «фрязинами».Сейчас смотрят:{module Сейчас смотрят:}