A+ A A-

Культура как способ социализации личности

Культура как устойчивая традиция социальной деятельности индивида позволяет переносить образцы социального поведения от поколения к поколению. Индивид, личность здесь полностью поглоща­ется культурными нормами и образцами, он их носитель. В этом смысле культура и продукт, и детерминанта соци­ального взаимодействия. Но уже вопрос о традиции и но­вации предполагает различение систем личности и куль­туры, культуры и общества. Если культура - это тради­ции, нормы и обычаи, перенесенные на предметный мир из духовной жизни общества, включая и его коллективное бессознательное, и тем самым организующие социальный опыт, то чем же культура отличается от общества? Обычно ее рассматривают как часть общества, наряду с производст­вом, политикой и т.д. Но если культура - это система, обеспе­чивающая способ перенесения духовности человека на весь уклад его жизнедеятельности, то культура определенного типа проявляется и в политике, и в экономике, и в искусстве. Это не значит, что культура и общество могут быть отождествлены друг с другом: содержанием культурного процесса вы­ступает, по сути, развитие самого человека в качест­ве общественного субъекта деятельности.

Рассматривая эту проблему в ее итоговых вариантах, следует отметить, что общество - это система отношений и институтов, т.е. способов и средств социального воздейст­вия на человека. Среди них прежде всего необходимо ука­зать на законы и правовую систему в целом, систему обра­зования и воспитания и т.д. Но тогда и можно сказать, что культура в своем функционировании в обществе опреде­ляется формами социальной регламентации. Все это так. Но, акцентируя внимание на интегративной по отношению к человеку и обществу роли культуры, в то же время необ­ходимо увидеть, что акцент в сторону человека приводит к развитию антропологии (культурологии), т.е. к изучению конкретных культурных норм и образцов, представляемых в характерной для данного общества символике, а акцент в сторону общества - к социологии (социальной теории).

Другое дело, что культурная антропология сужает по­нятие культуры, и задача состоит не в том, чтобы отде­лить человека от общества, а показать человеческие ос­новы социального развития, объяснить социальное раз­витие как культурную эволюцию человечества. Основное различие состоит, по нашему мнению, в том, что соци­альные институты не требуют выбора (осмысления индивидом своего отношения к социальным нормам и ин­ститутам), они принимаются как данность, как правила игры, которым необходимо следовать и отступление от которых карается обществом. Достигаемые реальные ре­зультаты человеческой деятельности оцениваются по при­нятой в обществе шкале ценностей - слава, почести, бо­гатство и т.д. Если же мы обращаемся не к социальному, а к индивидуальному миру человека, то обнаруживаем, что эти результаты обретают ценность не сами по себе, а как собственные внутренние качества и условия дальней­шего развития индивида. И личные свойства человека, и достигнутое им материальное положение - это внут­ренние физические и духовные его качества, характери­зующие способ отношения к миру, т.е. его культуру.

Индивид со своими потребностями и интересами не разрушает систему культуры, оставаясь в рамках тради­ции. Здесь культурные нормы и образцы этнического по­ведения, построенные на их основе типы социальных свя­зей и внутренние качества личности совпадают. Иная кар­тина культурного развития характеризует общества, где преобладает новация как способ отношения к социально­му опыту. Примером такого динамического типа может служить культура Древней Греции. Ее своеобразие можно связать с этническими особенностями, национальным ха­рактером греков (Ф.Х. Кессиди). Интерес представляет кон­цепция М.К. Петрова, объясняющего разрушение тради­ционной парадигмы социокультурной ситуацией, возник­шей в условиях Эгейского моря и островной цивилизации.

М.К. Петрову принадлежит и интересная классификация межтиповых различий культуры, принимающая во внимание индивидуальную деятельность в социальном взаимодействии и личностную систему вхождения индивида в социаль­ное целое: «Основываясь на ключевых структурах распре­деления деятельности по индивидам и интеграции разли­чий в целостность, можно различить три типа:

а)  лично-именной (охотничье, «первобытное» общество);

б) профессионально-именной (традиционное земледельческое общество, «разви-вающееся» общество);

в)  универсально-понятийный (общество европейской культурной традиции)».

Начало нетрадиционного типа культуры характеризу­ет срыв традиции, вступление в имя (т.е. получение вместе с именем всего комплекса социальных нагрузок) переста­ет быть (как впоследствии и обретение наследуемого про­фессионального знания) единственной формой социализа­ции личности. Мотивация индивидуального действия и . система социальных оценок не совпадают, их опосредует индивидуальная рефлексия, выбор.

Культура в этом случае позволяет человеку разви­вать внутренний мир, творчески реагируя на социальные требования, осознавать их моральный, политический и эстетический смысл, принимать решения и делать нрав­ственный выбор. Ведь никакие социальные требования не могут полностью (да в этом и нет нужды, ведь человек -это не робот!) регулировать поведение человека. Поступ­ки, выбор человека и говорят о его внутренней, да и внешней культуре, поскольку внутренняя реализуется в его поведении и действиях. Мотивируя собственные по­ступки или же опираясь на избранную им культурную традицию осознанно или нет, человек ориентируется на присущие ему потребности (природные и социальные). Природные (биологические) потребности регулируют его жизнедеятельность; их удовлетворение (еда, питье, жи­лище) позволяет продлевать жизнь человеческого рода. Социальные потребности формируются у человека, по­скольку он с детства вращается в человеческом общест­ве, находящемся на определенной стадии своего развития и формирующем у него определенные потребности в об­щении, досуге и т.д. Надо заметить, что различные спосо­бы удовлетворения природных потребностей человека характеризуют тип культуры. Без труда мы установим культурный уровень развития общества (собирателей, охотников, скотоводов) и индивида по способу при­готовления и употребления пищи. Еще в большей степе­ни о культуре народа (а в индивидуальном случае и от­дельного человека) говорит жилье. Юрта скотовода и чум эскимоса, русская изба. Это разные жилища, но это и разные миры, впитавшие в себя своеобразие бескрайней степи в одной случае, заснеженной тундры - в другом и могучих русских лесов - в третьем.

Важно отметить, что удовлетворение потребностей, даже самых простых, поскольку это происходит в обществе, ве­дет к появлению культуры, поскольку человек делает это не непосредственно, а опосредованно, руководствуясь соци­альным табу (запретами) и социальным контролем, воспро­изводя нормы, образцы поведения, как и способы их пере­дачи от поколения к поколению, т.е. мир культуры.

Конечно, нетрадиционного типа культуры отличает вы­сокий уровень технического развития, что обычно и свя­зывают с понятием «цивилизация». Этот термин час­то употребляется для обозначения ступени, уровня развития культуры. Таково, собственно говоря, его ис­ходное значение: римляне термином «цивилизация» («цивилис») обозначали гражданский (от него и происходит данное понятие) городской уровень жизни, подчеркиваю­щий их превосходство в бытовом и политическом отно­шении и отличающий их от примитивных, по их мнению, окружающих племен (варваров). Впрочем, понятие «ци­вилизация» требует специального внимания.Сейчас смотрят:{module Сейчас смотрят:}