A+ A A-

Ранние преддекабристские организации

Созданию тайного общества декабристов предшествовало образование тесных товарищеских групп, в которых мож­но было постоянно обмениваться мыслями, обсуждать волнующие вопросы. Самый воздух эпохи содействовал возникновению тесных идейных связей. В насыщенной вольнолюбивыми идеями атмосфере глубоко дышалось после «грозы двенадцатого года». Все звало к концент­рации сил и принятию практических решений, а стало быть — к организации, к сплочению единомышленников.

Первому тайному обществу декабристов предшествовало создание нескольких более ранних организаций. Все они послужили школой будущего движения, его не­посредственной предпосылкой. После войны 1812 г. воз­никают четыре ранние преддекабристские организации: две офицерские артели — одна в Семеновском полку, дру­гая среди офицеров Главного штаба («Священная ар­тель»), Каменец-Подольский кружок Владимира Раевско­го и «Орден русских рыцарей» Михаила Орлова и Матвея Дмитриева-Мамонова. Начатки объединений возникали не случайно и не сами по себе, а в широкой среде общественного брожения.

Создание офицерской артели в гвардейском полку было, вообще говоря, делом обычным: хозяйственные пол­ковые артели вырастали из общих экономических инте­ресов офицерства, а режим полковой жизни в условиях мирного времени легко соединял офицеров в коллектив с общим распорядком дня и одинаковыми жизненными по­требностями. Новым было присоединение к этим обыч­ным формам полковой жизни общения идейного характе­ра и возникновение признаков политического объедине­ния, тревожившего бдительное начальство.

О Семеновской артели свидетельствует декабрист И.Д. Якушкин, один из ее основателей. Она сложилась в гвардейском Семеновском полку вскоре после оконча­ния войны в 1814 г., когда гвардия из Парижа вернулась в Петербург. В артель входило, по воспоминаниям И. Д. Якушкина, человек 15 или 20 се­меновских офицеров, которым по обязанности службы приходилось проводить целый день в полку».

Но «через несколько месяцев» после возникновения артели Александр I приказал полковому командиру «пре­кратить артель в Семеновском полку», сказав при этом, что «такого рода сборища офицеров ему очень не нра­вятся».

Офицерскую «Священную артель» основал офицер Генерального штаба Александр Муравьев, будущий ос­нователь тайного общества декабристов.

Общество («Орден») русских рыцарей основано в 1814 г. по замыслу молодого генерал-майора, участни­ка Отечественной войны Михаила Орлова. Первым прим­кнувшим к нему участником был богатый граф Матвей Дмитриев-Мамонов, страстный патриот, предложивший в начале войны 1812 г. на собственные средства образо­вать новый кавалерийский полк. К «Ордену» были причастны племянник знаменитого русского просветителя Н.И. Новикова — Михаил Новиков, поэт-партизан Денис Давыдов, будущий декабрист Николай Тургенев. Набро­санные рукой Михаила Орлова «Пункты преподаваемого по внутреннем Ордене учения» содержат конституцион­ный проект довольно аристократического содержания.

Сторонники нового, борцы против обветшавшего фео­дально-крепостного строя постепенно стягиваются к од­ному полюсу. Против них начинает объединять свои силы лагерь защитников старого косного порядка. Процесс по­ляризации двух лагерей протекал интенсивно. Человек, примкнувший к сторонникам нового, по-новому осозна­вал себя и свою роль в истории. Защита Родины, заграничные походы, участие в освобождении европейских на­родов воспитали в нем и новое понятие чести. Оно состоя­ло прежде всего в новом требовании к самому себе: быть деятельным участником исторических событий, быть пре­образователем угнетенной Родины.

В спорах и кипении мысли протекали дни, заполнен­ные в то же время военной службой.

Служить в армии — стало означать подчиняться аракчеевским клевретам или самому становиться аракчеевцем. Новое понимание чести с презрением отвергало приспособление к реакционному строю и тупую фронтоманию. Жить надо иначе. Перед передовым человеком ка­нуна 20-х годов встает свое «что делать?».

Яркой отличительной чертой все отчетливее формиро­вавшегося и численно возраставшего передового лагеря была любовь к Отечеству, и не просто любовь, а, по вы­ражению декабристов, «пламенная любовь к Отечеству». Она была истинной, а не ложной или внешней любовью, ибо она побуждала стремиться к глубокому преобразова­нию родной страны в духе очередных задач, выросших из глубины ее исторического процесса. Формирующееся революционное мировоззрение звало к действию. По словам декабриста Оболенского, молодые новаторы хотели увидеть «новую эпоху народную любимого ими Отече­ства», хотели действовать во имя блага родной страны, потому что были «истинными и верными сынами Отечества».

Сейчас смотрят:{module Сейчас смотрят:}